Харьковский Серафим

По одноимённой книге С.Шоломовой

о.Николай

Глава 1

На первом этапе

27 июля 1872 года на окраине города Ахтырки Харьковской губернии в семье дьякона Михаила Феоктистовича Загоровского родился сын, которому суждено было стать одним из прославленных исповедников ХХ века. Дьякон Михаил Феоктистович был ревностным христианином и хорошим семьянином. Женат был на Прасковье Андреевне из обедневшего дворянского рода Роменских. У них было трое детей — Михаил, Анна и любимец Николай. К сожалению, глава семьи скончался рано и Прасковье Андреевне пришлось одной поднимать троих детей. Оба сына, по уже сложившейся традиции, пошли по отцовской стезе и получили духовное образование.

Семинарист Николай

В 1884 харьковский журнал «Вера и Разум» в одном из первых своих номеров в хронике сообщил, что «помощник настоятеля Свято-Владимирской церкви села Лозное Старобельского уезда Михаил Загоровский перемещён в Успенскую церковь слободы Стрельцовка того же уезда». Старший сын Загоровских уже стал на самостоятельный путь. Окончив духовную семинарию, он поступил в Духовную Академию, но, правда, он не окончил её. В 1888 священник Михаил Загоровский служил уже на новом месте — в селе Отрада. Установлено, что он являлся активным участником харьковского благотворительного Комитета Православного Миссионерского Общества и запомнился как «очень одарённый молодой человек». Он рано скончался от чахотки.

В 1894 на страницах журнала «Вера и Разум» появились первые упоминания и о деятельности Николая Загоровского. Именно в этом году он окончил полный курс Харьковской Духовной семинарии, после чего получил место священника в слободе Поличковской Богодуховского уезда. С этим уездом связано начало его священнической деятельности. Там он прослужил в течение почти десяти лет. Согласно скупой епархиальной хронике, в 1901 священник Николай Загоровский был перемещён в новое место — слободу Малыжино Богодуховского уезда, в церковь Успения Богородицы.

В «Справочной книге для Харьковской епархии» есть сведения о церкви, где не один год проходило служение о.Николая и о нём самом: «В слободе Малыжино Успенская церковь была построена в 1833 помещиком Карпом Павловым. Каменная, однопрестольная. От Харькова — 50 вёрст... Жалование священника 294 руб. Есть церковно-приходская школа. Священник должен окормлять селян трёх хуторов… Священник Николай Загоровский, 30 лет. Окончил духовную семинарию по 2-ому разряду. Священник с 1894. На настоящем месте с 1897. Состоит заведующим и законоучителем местной школы. В 1900 был награждён набедренником». Отметим, что в этих данных имеются неточности, которые обнаружились при сопоставлении их с другими документами: о.Николаю было 32 года, и в Малыжино он попал несколько позже.

В 1905 о.Николай был уже помощником благочинного Первого Богодуховского округа, как сообщалось в «Известиях Харьковской епархии». Далее епархиальная хроника повествует, что в 1907 из Успенской церкви села Малыжино, «согласно его прошению от 19 августа был перемещён священник Николай Загоровский на священническое место при Серафимовской церкви города Харькова». Так обозначилось время переезда священника Загоровского в Харьков и начало нового этапа в его биографии.

о.Николай с семьёй

Отец Николай был женат и имел двоих детей: дочь Лидию (в замужестве Бобрищеву) и сына Владимира. В роду его жены также были лица духовного звания. Екатерина Ивановна окончила женское епархиальное училище и получила право на преподавание в начальных классах. Переезд в уездный городЕкатерина Ивановнабыл давней мечтой всей семьи: Екатерине Ивановне хотелось дать детям хорошее образование. Да и деятельная натура о.Николая в небольшом приходе на окраине Харьковской епархии, в стороне от церковной жизни сильно сковывалась.

Известно, что ещё до переезда в Харьков о.Николай посылал различные статьи в журнал «Вера и Разум». В 1904, например, был напечатан его «братский отклик» — так называлась его заметка по поводу какого-то события в церковной жизни.

В обширном историко-архитектурном исследовании В.А.Кодина «Храмы Слобожанщины», изданном в Харькове в 1998, указывается, что на Лысой горе по проекту архитектора В.Х.Немкина в 1894-1901 была возведена церковь Казанской Божией Матери, которую ещё называли «Серафимовской». После смерти архитектора Немкина храм достраивал архитектор В.Н.Покровский. «Серафимовская церковь — типичное русско-византийское пятиглавие, доминирующее над обширным районом в северо-западной части города», — заключает автор монографии. Оказывается, название «Серафимовская» церковь получила после того, как один из её приделов был посвящён прп.Серафиму Саровскому, прославление которого состоялось летом 1903 года.

Казанская церковь

В 1904 в харьковской Иоанно-Богословской церкви на Ивановке, другой харьковской окраине, 24 октября состоялось освящение северного придела во имя преподобных Серафима Саровского и Феодосия Углицкого. А почти за год до этого — 19 октября 1903 при Рождество-Богородичной церкви, которую горожане называли «Каплуновской», поскольку в ней находился один из списков чудотворной иконы Божией Матери «Казанской-Каплуновской», было открыто Свято-Серафимовское Общество трезвости для мирян, как своеобразный отклик на прославление прп.Серафима Саровского.

Как указывает Леонид Иванович Денисов в книге «Житие преподобного отца нашего Серафима, Саровского чудотворца», летом в Сарове и Дивееве во дни торжеств иерархам церкви помогали специально прибывшие иеромонахи из «епархий Нижегородской, Тамбовской и Харьковской». В Харькове находилось и Дивеевское подворье.

Праздник

В 1904 ахтырский купец Павел Пелипец пожертвовал своё имение в селе Семиреньки Ахтырского уезда для устройства женской общины. Женская община по указу Св.Синода получила название Казанской, а 5 июня 1915 община была преобразована в Казанско-Серафимовский монастырь.

Фомовская женская община существовала в Купянском уезде с октября 1897, а в 1902 был заложен трёхпрестольный храм в честь Успения Богоматери, в котором один из приделов был назван в честь прп.Серафима Саровского. 10 августа 1905 Фомовская Успенская община была преобразована в общежительный женский монастырь, получивший название «Фомовский Успенско-Серафимовский». Позже при Серафимо-Фомовском монастыре был открыт и «Серафимовский скит» в память о подвигах Серафима Саровского.

Свидетельства, связанные с различными формами почитания Серафима Саровского в Харькове, были бы неполными, если не упомянуть о том, что в городе практически не было ни одного храма, где бы ни стояла его икона. Были они и в скромных сельских церквях по всей Харьковской епархии. И не удивительно, что церковь, строившаяся в Харькове в дни прославления Серафима Саровского, была названа его именем, органично связав это решение с явлением и почитанием Казанской иконы Божией Матери.

В специальном альбоме «Храмы Харькова», который хранится в Отделе украиники харьковской научной библиотеки им.В.Г.Короленко, приводится другая дата возведения храма на Лысой горе: 1898-1912. При этом указывается и дата его освящения — 1912 год.

Обратимся к дореволюционному справочному изданию «Харьковский календарь». Фронтальный просмотр его с 1900 по 1916 позволил выяснить следующее: первое упоминание о Серафимовской церкви появилось в этом справочнике лишь в 1907. В то время священником в церкви служил о.Михаил Юшков. Но ещё до этого в хронике о деятельности Епархиального братства во имя Озерянской иконы Божией Матери, а хроника по Харьковской епархии, печаталась на страницах журнала «Вера и Разум», сообщается, что в 1905 «в Казанской церкви, что на Лысой горе религиозно-нравственные чтения провёл священник Михаил Юшков.

Службы в храме начались ещё до завершения всех строительных работ. А раньше в этой «самой отдалённой окраине Харькова среди беднейшего населения Холодной и Лысой горы» была лишь одна церковь — кладбищенская.

С племянником

Согласно данным «Харьковского календаря», в 1908 о.Николай числился ещё в с.Малыжино. Но в 1909 священником Серафимовской церкви в справочнике уже назван Николай Загоровский. А в 1910 в этой церкви место священника вновь оказалось вакантным. Отцу Николаю в Серафимовской церкви довелось служить всего один год. Согласно данным календаря, в Серафимовской церкви священники почему-то продолжали меняться, не задерживаясь надолго. Так, о.Николая сменил священник Николай Ястремский. Перед революцией там служил уже о.Иоанн Дикарев... Но интересно, что этот храм, в отличие от других храмов города, никогда не закрывался, даже в годы гонений.

В конце 1908 на страницах харьковского журнала «Вера и Разум» появилась публикация о.Николая под названием «Жажда духовная» с подзаголовком «Мысли и впечатления из пастырской практики». В начале публикации имеются такие слова: «С 14 сентября при Серафимовской церкви города Харькова, что на Лысой горе, открыты и ведутся религиозно-нравственные чтения с народом, сопровождающиеся общенародным пением молитв и церковных песнопений. Религиозно-нравственные чтения ведутся каждый воскресный день, после совершения торжественной воскресной вечерни с пением на ней Акафиста Преподобному Серафиму Саровскому Чудотворцу». Таким образом, осенью 1908 о.Николай уже служил в этой церкви, и сразу же приступил к религиозно-нравственному воспитанию своих прихожан. «Из личного опыта, — писал он, — пришлось убедиться, насколько глубоко назидательно для народа, особенно в настоящее время, чтение «житий святых» и насколько благотворно сопровождать эти чтения общенародным пением. Что-то дорогое, давно — давно минувшее воскресает в вашей памяти, когда вы слышите в храме дивную повесть о житии, подвигах и страдании какого-либо угодника Божия или мученика, когда вы слышите, как своды храма оглашаются общим пением молитв… словно в первые дни христианства. Здесь вы видите одну братскую христианскую семью, имеющую одну душу и одно сердце».

В журнале «Православная жизнь», опубликовавшем недавно статью об о.Николае, о его служении в Серафимовской церкви вообще не упоминается. С 1910 местом его священнического служения названа Феодоро-Стратилатовская церковь при Александровской городской больнице Харькова, где он был уже настоятелем и в которой служил до июля 1922.

о.Николай в больнице

Александровская городская больница была открыта в 1869 в память о чудесном избавлении Государя Императора Александра от угрожавшей ему опасности в Париже в 1867. Главной своей задачей это медицинское учреждение считало лечение рабочих и малоимущих жителей Харькова. Церковь при больнице открыли в 1896. Первым жертвователем на её строительство был генерал-майор П.П.Дурново, о чём сообщается в таком справочном издании как «Харьков: его прошлое и настоящее», составленном Н.Гусевым.

Непосредственно о самой церкви читаем следующие сведения: «Феодоро-Стратилатовская церковь при Александровской больнице устроена в 1896 в связи с главным корпусом. Однопрестольная. Жалование священника 900 руб. В 1903 служил там отец Никандр Черпелевский».

о.Николай с духовными чадами

Как вспоминали духовные дочери о.Николая, к нему тянулись самые разные люди, и не удивительно, что «вскоре больничный храм уже не мог вместить всех, кто хотел послушать его проповеди» или же побеседовать наедине. Молва о нём среди горожан разошлась быстро. Его начали называть «наш Златоуст», а духовные дочери любовно величали «Батюнечка».

Монахиня катакомбной православной Церкви мать Иерусалима (в миру Нюра Павлий) оставила свои воспоминания и об Архиеп.Антонии Храповицком, возглавлявшим в то время харьковскую кафедру и об о.Николае. Там есть следующие подробности: «Отец Николай Загоровский служил в больничной церкви. И вот на Пасху как он радовал всех больных. Он со всеми христосовался, ходил всем носить куличи, яички. Он такой был приветливый, ласковый… И каждое воскресение у них было как Пасха. Службы были длинные, часов до трёх дня. Кончалась у него литургия всегда Акафистом Божией Матери “Взыскание погибших”… На Акафисте вся церковь становилась на колени, и все плакали. И он плакал. Проповеди тоже очень длительные он говорил, часа по два. И во время проповедей он тоже всё время плакал, и все плакали. Так у него там и стены плакали, потому что так много народу набивалось, что стены от людского дыхания становились мокрыми».

А вот, что вспоминает духовная дочь о.Николая монахиня Магдалина, о его встречах с Вл.Антонием (Храповицким) и будущим епископом Зарубежной Церкви Иоанном Шанхайским, который тоже родом происходил из Харьковской губернии. «Тогда он (Максимович — прим.ред.) был студентом, и каждый день приходил к митрополиту Антонию (Храповицкому). Там, в Покровском соборе были мощи святителя Мелетия (Леонтовича), и хотели там всё обновить. Митрополит Антоний благословил, чтобы Батюнечка наш (о.Николай — прим.ред.) этим занялся… Владыка Иоанн тогда студентом был, и звали его Мишей… Когда Батюшка придёт, он скорее выбегает и берёт у него благословение идти на занятие, и вот отец Николай ему говорит: “Миша, ты Батюшку (имея в виду Антония Храповицкого) никак не пропускаешь. Обязательно ты, наверное, будешь архиереем и святым”...» Миша Максимович тогда в ответ улыбнулся и сказал: «Это вы, отец Николай, будете святым». «И вот, — продолжает м.Магдалина, — Владыка Иоанн — и архиерей, и святой… Скоро будут прославлять. И мой Батюнечка — тоже святой».

Вот перед нами два подвижника благочестия, вскормленных харьковской землей. Оба почитали слобожанские святыни — Куряжский и Ахтырский монастыри, Озеряны и Святогорский монастырь, и чудотворные иконы Харьковщины.

С 1910 о.Николай активно выступал с проповедями в самых разных храмах города, в приходских и домовых церквях. 14 сентября в Успенском кафедральном соборе состоялось его выступление с проповедью на «Воздвижение Креста Господня». Согласно хронике, в 1911 о.Николай трижды выступал в Успенском соборе и один раз в Покровском монастыре. Год от года его популярность как пламенного проповедника, росла. В 1912 в Успенском соборе он выступал с проповедями уже шесть раз на самые разные темы.

В 1913 о.Николай входит в Православную Общероссийскую Миссию как священник-миссионер по Харькову, уделяя немало времени именно этой стороне своей деятельности. В 1914, помимо других общественных обязанностей, его избирают членом-соревнователем в братстве св.великомученицы Варвары.

о.Николай с сёстрами

Как свидетельствует газетная и журнальная хроника, о.Николай с начала 1910-х стал организовывать для своих прихожан паломничества по святым местам на территории Харьковской епархии: в Куряжский и Ахтырский монастыри, а также в Белгород, где покоились мощи свт.Иоасафа Белгородского. Он плодотворно и неутомимо занимался миссионерской и проповеднической деятельностью с молодёжью. В журнале «Вера и Разум» под общим названием «Мысли пастыря» публиковались его вдохновенные проповеди.

«Известия и заметки по Харьковской епархии» указывают, что с 1912 о.Николай стал секретарём Епархиального попечительства о бедных лицах духовного звания, и этот пост он занимал более пяти лет. На таком посту мог быть только исключительно отзывчивый и предельно честный человек.

Непосредственно с судьбой о.Николая Загоровского связана и история чудотворной Богородичной иконы, о чём имеется несколько документальных свидетельств.

Послушница Татьяна вспоминала: «Село, где протекало его пастырство, называлось Малыжино. Это была непроходимая глушь. Трудно было ему примириться с прозябанием в глухом и диком захолустье. Его келейная икона Божией Матери была свидетельницей его горьких слёз. Матерь Божию он призывал на помощь в духовной борьбе. И произошло чудо: его блестящие душевные таланты преобразились в духовные. Артист-комик превратился в знаменитого проповедника и пастыря... Икона Божией Матери, перед которой он молился, написана в итальянском стиле, и не является копией древней иконы “Взыскание погибших”. Но отец Николай назвал её “Взыскание погибших” — Малыжинская, украсил её драгоценными камнями и почитал как чудотворную. Сколько раз впоследствии читал он перед ней акафист: «Радуйся, благодатная Богородице, Дево, всех погибающих спасающая!» И Матерь Божия приходила на помощь: исцеляла, спасала, бесов изгоняла…»

Вот другое свидетельство. Об о.Николае и этой иконе вспоминает мать Магдалина (в миру Ульяша): «Батюшка свою икону всегда с собой носил, и много исцелений от неё было. Очень много Батюшка исцелял больных перед этой иконой. А когда сюда приехала (во Францию — прим.ред.), то дочь Батюшки, Лидия, говорит: «Уляша, знаешь, Володя папу не видел. Мы приехали к сыну Батюшки Владимиру. Он давно уехал заграницу. Ты подари эту икону Владимиру Николаевичу…»

Есть и продолжение этой истории: «Когда я ему её подарила, он мне сделал копию, и он говорит: «Ты мне подарила чудотворную икону. Она потом, конечно, будет в храме, а сейчас пока будет у меня, а тебе вот — эта копия». В свою очередь, дочь о.Николая заказала «большую икону “Взыскание погибших” для храма в Медоне».

Потом внук Батюшки, — как сообщает мать Магдалина, — Сергей сказал ей: «Магдалина, ты всё время молишься, и потому хорошо, чтобы икона была у тебя… и пускай перед ней день и ночь лампада горит за всех духовных детей, за всех сестёр, за всех благодетелей. А если будет монастырь или подворье, тогда можно будет туда отдать…» Все члены семьи о.Николая Загоровского оказались по-своему причастны к этой иконе.

И заканчивает духовная дочь Батюшки словами: «Если в Харькове будет монастырь в честь иконы “Взыскание погибших”, то икона чудотворная пойдёт в Россию». По её утверждению, в Харькове перед самой революцией должен был открыться женский монастырь в честь иконы Божией Матери “Взыскание погибших”. Она вспоминает: «И дом нам пожертвовали, и сёстры уже были, и Владыка Антоний (Храповицкий) благословил…»

Революция, увы, лишила их надежды и разрушила планы. Сохранилась фотография послушниц и тайных монахинь, которых постригал в разные годы о.Николай, на которой видно, сколь внушительно было число его духовных дочерей. У одной из его духовных дочерей в Харькове сохранился точный список келейной иконы о.Николая. Икона в серебряном окладе с чеканными выступами в виде чепца, причём этот список был сделан ещё при его жизни, и потому особенно почитаем и бережно сохраняем. Об этой иконе мать Магдалина сообщает и такую подробность: «Наша икона “Взыскание погибших” была с открытой головкой…» Отец Николай даже написал несколько церковных песнопений в честь неё, которые он использовал и во время службы.

С батюшкиной иконой

Взысканию погибших, глас 4

Тропарь

Взыщи Нас погибающих, Пресвятая Дево,
не по грехом бо нашим наказуеши нас,
но по человеколюбию милуеши;
избави нас ада, болезни, и нужды и спаси нас.

Светилен

Собери разстоящия воедино, мир мирови рождшая,
православие утверди непоколебимо,
и всех нас соблюди непреткновенных быти;
во исповедание Сына Твоего, яко Едина верных помощнице.

В двухтомном сборнике Е.Поселянина сообщаются следующие сведения: «Древняя чудотворная икона “Взыскание погибших” находится в селе Малыжино Богодуховского уезда, Харьковской губернии. Обретена она, по преданию, около 1770, прославлена исцелением помещицы Лесницкой и троекратным избавлением той местности от холеры».

В «Полном Православном Богословском Энциклопедическом Словаре» говорится: «“Взыскание погибших” — икона Божией Матери. Находится в храме калужской губернии. Написана она в XVIII веке по заказу местного крестьянина Обухова в благодарность Царице Небесной за избавление от замерзания. Подобные иконы существуют ещё во многих церквях. Чудотворный список находится ещё в харьковской губернии в селе Малыжино, Богодуховского уезда с 1770».

Современное справочное издание «О Тебе радуется или Русские иконы Богоматери XVI — нач.ХХ вв.», вышедшее в Москве в 1995, поместило следующие сведения об иконе «Взыскание погибших»: «По преданию икона явилась в г.Малыжино Харьковской губернии в 1770. Другая такая же икона прославилась в то же время в селе Бор Калужской губернии. Известна, как избавительница от холеры. В Москве в церкви Воскресения Словущего также находится икона «Взыскание погибших» (1802), которая считается чудотворной. Память её отмечается 5 (18) февраля. Иконография, по-видимому, возникла в результате копирования западного образца».

На этой иконе Божья Матерь изображена сидящей, а на коленях Её по правую руку стоит Бого-младенец Иисус Христос. Он охватывает руками шею Матери и прижимается к её щеке. Этот иконографический образ восходит к древним византийским иконам, получившим название в специальной литературе, как тип иконы «Умиления».

Еп.Павел (Кратиров)СодержаниеПродолжение
Используются технологии uCoz