От составителя

Эта серия статей посвящена одному из Новомучеников и Исповедников Российских епископу Павлу (Кратирову), который возглавлял движение «иосифлян» в Харькове и близлежащих областях. В дальнейшем это движение получило наименование Русской Истинно Православной Церкви (РИПЦ) или как его ещё называли Катакомбной Церковью (КЦ), «тихоновцами».

Составитель не ставил перед собой цель дать полную оценку «Декларации» 1927 года и дальнейших событий, так как это уже сделано многими авторитетными иерархами православной Церкви и объективными церковными историками. Главную свою цель он видел, в том, чтобы донести современному православному читателю житие одного из Новомучеников и Исповедников Церкви Российской, который жил и трудился в нашем городе, на нашей земле.

С надеждой на Бога, и Его помощь в дальнейшем планируется постепенно издавать жития иных святителей, преподобных, праведных, мужей, жен и детей, которые просияли в нашем крае и своим мученичеством и исповедничеством показали нам путь, которым мы должны следовать. И хотя большинство из нас к своему стыду практически ничего не знает о святых Харьковской земли, но всё же, братие и сестры, восполним этот пробел, и станем призывать их в своих молитвах, а они без сомнения помогут нам!

Основой книги является труд диакона П.Н.Иванова «Новомученик Российской Церкви святитель Павел (Кратиров)» с добавлением новых материалов.

А.М. — г.Харьков

Если мы извиним Сергию страшные злодеяния и примиримся с ним, и будем дружить с ним, то мы оскорбим и уничижим, и не оценим борцов и мучеников за Христову Истину. Дружбой с Сергием мы докажем то, что мы отрекаемся дружбы с патр. Тихоном, митр. Петром Крутицким, Иосифом Петроградским и прочими священномучениками за Истину Христову и за чистоту Православия.

Иерей Никита Лехан

Предисловие

16/29 июля 1927 в жизни Православной Российской Церкви совершилось то, что предвидел Святейший Патриарх Тихон. Он на собственном тяжёлом опыте убедился, что политические требования большевистской власти, предъявляемые Церкви, такого характера, что исполнение их означает измену Христу и святотатственное предательство Его Святой Церкви. Власть это хорошо понимала и потому диктаторски настаивала на своих требованиях.

Советская власть, будучи антинародной диктатурой, требовала от Церкви официального признания, что она — «народная», «законная» и, с точки зрения Церкви, «Богом установленная». Для Святейшего было ясно, что Церковь, «признавшая» советское, богоборное, антихристианское государство, тем самым отрекается от верности Христу.

Ведь советская власть предлагала Патриарху неоднократно издать декларацию подобную той, которую выпустил митр.Сергий, взамен на «легализацию Церкви». Но он отказывался это сделать, и его, в конце концов, отравили. После смерти патриарха то же предлагали Местоблюстителю митр.Петру. Он со всею решительностью отверг это предложение. За этот отказ его приговорили к медленной смерти в Заполярье. Далее возглавление переходит к Заместителю Местоблюстителя. Но и Заместители Местоблюстителя митр.Иосиф Петроградский и Архиеп.Серафим Угличский, сохраняя святую преемственность исповедничества, не согласились на это, были арестованы и сосланы.

Эту мужественную и свыше благословенную традицию высшей российской иерархии, — в лице Святейшего Патр.Тихона и его ближайших преемников митр.Петра, митр.Иосифа и архиеп.Серафима, которые самоотверженно до пролития крови и даже до самой смерти охраняли духовную свободу Православной Российской Церкви, — увы, нарушил иной Заместитель Местоблюстителя, митр.Сергий (Страгородский).

Прежде всего, митр.Сергий изменил самому себе. Первоначально, став Заместителем Местоблюстителя, он проявил похвальную твёрдость, не поддался провокации большевиков. Но вскоре после этого настал для него роковой год, 1927-й. Он ослабел, не выдержал напора богоборной власти и из защитителя Святой Церкви превратился в пособника врагов Её! Он окружил себя такими же малодушными иерархами, как и сам. И они образовали учреждение, созвучное Сергию, угодное советской власти. И от своего имени, как «Заместителя Местоблюстителя», митр.Сергий, — только сославшись на своих попутчиков, образовавших «при нём» ложно именуемый «Патриарший Синод», — обнародывает свою верноподданническую Декларацию богоборному Сталину и его правительству, заявляя о том, что «Церковь» признаёт советскую власть в стране вполне «народной», «законной» и «богоустановленной». Иными словами — заказ богоборной, антихристианской власти был выполнен митр.Сергием в точности.

Декларация от 16/29 июля 1927, призывала всех к «лояльности» советской власти, открывая этим дорогу к полному использованию церковного аппарата безбожниками. Большинство иерархов вскоре прервали с митр.Сергием всякие отношения, так как было ясно, что Декларация, продиктованная атеистическим правительством и подписанная без согласия всех епископов, нарушала 34-е Апостольское правило. Одним из первых выразил свой протест против Декларации митр.Иосиф Петроградский, который фактически возглавил всех «непоминающих» и положил основание Истинно-Православной Церкви (ИПЦ). Этот термин был использован им в одном из писем в 1927 году, для того, чтобы отличить Истинную Церковь Христову от предательского движения митр.Сергия. В течении короткого времени своё несогласие с Декларацией выразили более 100 епископов в России и зарубежом, что признаёт даже такой нераскаянный сергианин как Иоанн Снычёв.

Что же на самом деле провозглашалось в Декларации митр.Сергия? Ключевыми словами документа по общему признанию, являлось следующее выражение: «Мы хотим быть православными и в то же время признавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой — наши радости и успехи, а неудачи — наши неудачи». Под словом «родина» митр.Сергий подразумевал отнюдь не Россию, как нам постоянно пытаются внушить сергианские апологеты, а СССР — богоборческое государство. В Декларации также говорится: «Мы, церковные деятели, не с врагами нашего советского государства, а с нашим народом и с нашим правительством». И далее: «Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное варшавскому, сознаётся нами как удар, направленный в нас». Этим последним митр.Сергий и его сподвижники уже полностью отождествляли себя с большевиками-богоборцами, поставив между собой и ними, по сути дела знак равенства. Ибо под понятием «бойкот» легко подводится непризнание свв.Новомучениками и Исповедниками легализованной советами церкви, а под «убийством из-за угла, подобным Варшавскому» подразумевается казнь советского посла Пинхуса Вайнера (Войкова), одного из главнейших палачей Царской Семьи, совершенная в июне 1927 в Варшаве на вокзале русским гимназистом Борисом Ковердой. Таким образом, вся «Московская Патриархия» (МП) в лице митр.Сергия заявила своё полное единство с убийцами свв.Новомучеников и Исповедников Российских и палачами Царской Семьи — заявила не на словах, а на деле, как сказал сам митр.Сергий, оказав советской власти деятельную услугу в ликвидации православных епископов, как «контрреволюционеров» и «политических преступников».

Также митр.Сергий и его Синод в постановлении от 6 августа 1929 за № 1864 определил, что все «таинства, совершённые в отделении от единства церковного отступившими от Патриаршей Церкви последователями ...бывшего Ленинградского митр.Иосифа, бывшего Гдовского еп.Димитрия, бывшего Уразовского еп.Алексия, как находящиеся в состоянии запрещения, также недействительны...»

«Из всех церковных преступлений митр.Сергия,— комментирует эти деяния один из церковных историков, — эта хула на благодать — несомненно, преступление самое тяжкое. За церковное инакомыслие и не в вопросах веры, а в вопросах церковной политики* митр.Сергий лишал человека не жизни и свободы, но гораздо большаго — он отлучал его от Самого Источника Вечной Жизни. И хотя “отлучение”, несомненно, оставалось только на бумаге, это не уменьшает тяжкого греха митр.Сергия, возомнившаго, что Божественная Благодать подчиняется его канцелярским указам, принятым во исполнение велений НКВД».

* Решение Поместного Собора РПЦ от 14 июня 1918.

«От словес бо своих оправдишися, и от словес своих осудишися», — предупреждает Господь всех неправедных судей (Мф.12:37). А церковные правила повелевают подвергать такому же наказанию ложных обвинителей, какому они несправедливо хотели подвергнуть невиновных (6-е правило 2-го Вс.Собора). Хотя сегодня все в МП уже стараются забыть об этих указах и канонизируют подвижников, которых сами же и «отлучили» от Церкви. Назовём несколько имён угодников Божиих, которые не признавали митр.Сергия, а сейчас похищены и присвоены МП, которая выдает их, пользуясь незнанием людей за своих. Вот их имена: свят. Василий Кинешемский († 13 августа 1945), свят. Виктор Вятский († 2 мая 1934), преп. Феодосий Кавказский († 8 августа 1948) и многие другие. После прошедшего в августе 2000 года Собора (МП) в этот список можно было бы включить уже десятки имен. О том, что они и сонм иных Новомучеников и Исповедников в земли Российской просиявших избрали верный путь свидетельствуют сами епископы МП. Так митр.Иоанн (Снычёв) упоминает, как одна юродивая Христа ради в конце 20-х увидела во сне Божию Матерь и вблизи Неё стоящего Св.Новмуч. Еп.Димитрия Гдовского. Матерь Божия возложила на него Свою руку и что-то сказала ему к утверждению в избранном им исповедническом пути. «Другие же — пишет митр.Иоанн, — видели более страшные сновидения: они видели, как последователи митр.Сергия пребывают в тёмном месте, а последователи митр.Иосифа в великой славе».

Неоправданным отступлением является и решение сергианского Синода от 8/21 октября 1927, об отмене особого прошения в богослужении: «о гонимых ныне за православную веру и Церковь, и окончивших жизнь свою исповедниках и мучениках», также был отменён особый день 25 января (ст.ст.) — «день поминовения всех усопших в нынешнюю лютую годину гонений исповедников и мучеников», установленный постановлением Поместного Собора РПЦ от 2/15 августа 1918. Вместо этого введено упомянутым Синодом прошение: «О богохранимой стране нашей, властех и воинстве ея». Советские иерархи совершали молебны и сорокоусты не только о здравии, но и об «упокоении» безбожных вождей коммунизма: Сталина, Брежнева, тем самым полностью упразднив учение Церкви о возможности спасения при условии правой веры в Бога. Так, в своей речи перед панихидой по И.В.Сталину «патриарх» Алексий (Симанский) сказал:

Мы молились о нём, когда пришла весть о его тяжёлой болезни. И теперь, когда его не стало, мы молимся о мире его бессмертной души...

Молитва, преисполненная любви христианской, доходит до Бога. Мы веруем, что и наша молитва о почившем будет услышана Господом. И нашему возлюбленному и незабвенному Иосифу Виссарионовичу мы молитвенно с глубокой горячей любовью возглашаем вечную память.

В том же духе выражался и «патриарх» Пимен перед панихидой по Л.И.Брежневу: «Провожая усопшаго в последний путь, мы горячо молимся о нём и верим в силу нашей молитвы... Вознесём же, дорогие мои, наши усердные молитвы о новопреставленном Леониде и возгласим ему «вечную память».

В оправдании такого кощунства над верой и её таинствами сергиане обычно указывают, что и в Древней Церкви всегда возносилась молитва о языческих императорах, гонителях христиан. Но откуда известно, чтобы древние христиане молились об упокоении (!) этих языческих императоров, служили по ним сорокоусты, как это делалось в «советской церкви», отпевали их, да ещё и верили в силу таких молитв? И этот богохульный указ митр.Сергия о поминовении за литургией верных безбожной власти до сих пор не отменён.

Необходимо также подчеркнуть, что высшее руководство МП никогда не отрекалось от Декларации 1927 года, никогда не приносило покаяния за соучастие в пролитии крови мучеников, а значит написанное в ней всё ещё остаётся в силе. Поэтому никакие лицемерные «покаяния» этих руководителей в грехе цареубийства, никакие церковные мероприятия по прославлению новомучеников и исповедников не уменьшат их ответственности, до тех пор, пока не будет общесоборного, от лица всей Московской Патриархии осуждения Декларации 1927, признания этого акта целиком и полностью как преступного и предательского, и покаяния за соделанные митр.Сергием и его Синодом беззакония. То есть, покаяния в грехе сергианства! (Учение о Церкви Новомучеников и Исповедников Российских. г.Санкт-Петербург. 1997, с. 4, 18, 22-24).

Сергианство — есть попытка одновременно служить Богу и мамоне, предание Церкви Христовой в руки безбожной власти ради мнимой церковной выгоды. И ответом митр.Сергию на его предательскую Декларацию от лица всех архипастырей, пастырей, монахов, мужей, жён и детей оставшихся верными Господу нашему Иисусу Христу и Его святой Церкви могут послужить слова Еп.Дамаскина (Цедрика) из его письма к нему от 29 марта 1929:

Вся Церковь ждёт от Вашего Высокопреосвященства открытого заявления — считаетесь ли Вы с мнением подавляющего большинства иерархов? Мы умоляем, зовём Вас, Владыка, мы всё ещё возле Вас и готовы подать Вам руки. Если Вы всё же не внемлете, не возвратитесь, то пойдёте вашим уклоном дальше. Но без нас!

СодержаниеМатериалы к житию
Используются технологии uCoz