Епископ Никольский Иерофей

Будущий епископ родился ок.1891. Образование он получил в гимназии. В 1923 состоялось его тайное посвящение Архиеп.Андреем (Ухтомским) во Еп. Шадринского викария Екатеринбургской епархии. В июне это рукоположение было утверждено Патр.Тихоном. С августа 1924 он — Епископ Никольский викарий Великоустюжской епархии. Осенью 1927 Владыка обратился с посланием к митр.Сергию, убеждая его сойти с гибельного пути компромиссов и оставаться верным традициям Патриаршего Местоблюстителя Петра и самого Патр.Тихона. В ответ митр.Сергий уволил Владыку Иерофея на покой с разрешением на служение «только в одном храме и известном месте исключительно для себя». Считая, что митр.Сергий предаёт интересы Церкви, Еп.Иерофей не подчинился ему и, официально отделился от него, выпустив следующее послание:

Всем о Имени Господнем соработникам на ниве духовной, причту и мирянам в Устюжской Епархии

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа

И даждь нам едиными усты и единым сердцем
славить пречестное и великолепое Имя Твое.

Еп.Иерофей

Дорогие пастыри и верные чада Церкви Православной, вы знаете, что без единства нет спасения.

Организм Церкви един: Христос — глава Церкви; очи, уста, руки и ноги — это пастыри и учители — органы Церкви, а тело Церкви — все верующие во имя Господа Нашего Иисуса Христа.

Всё тело движется одним духом и живёт одним сердцем. Часть тела, не питающаяся кровью сердца — отпадает и погибает. Так отпали на ваших глазах обновленцы от Церкви; они не захотели сообщаться первейшему в Церкви лицу, святейшему Патриарху и теперь разлагаются понемногу, как негодная рука или нога, отрезанная и брошенная в землю.

После обновленцев «живоцерковников» отказались от единства церкви «автокефалисты», последователи архиеп.Григория Екатеринбургского (Григориане), не признавшие Местоблюстителя Митрополита Петра. Ныне единство Церкви нарушил Митр.Сергий, Заместитель Митр.Петра. Пока он был верным стражем порученного ему Патриаршего Престола — вся Церковь считала его своим руководителем, а когда он предпринял вольные начинания, не одобряемые ни народом Церковным, ни Собором епископов, ни благословением Митр.Петра, — тогда никто не обязан идти путём его заблуждений.

Так во время живоцерковного обновленчества все истинные чада Церкви отложились от обновленческого собора 1923 г. и их Синода, и постепенно объединились около святейшего Патриарха и епископов, имевших церковное общение с ним. Так и ныне Митрополиты Пётр и Кирилл, Митрополиты Иосиф Ленинградский, Арсений Новгородский, Агафангел Ярославский, Арсений Викарий Московский, бывш. Серпуховский (на покое), Архиепископ Серафим Угличский, Архиепископ Афанасий Киевский, Епископы: Дмитрий Гдовский, Виктор Вотский, Серафим бывш. Дмитровский (Звездинский) на покое, Иринарх Велико-Устюжский, Епископы изгнания и много др., а также группа столичного духовенства и делегаций уполномоченных от общин верующих, в различных формах заявляют Митр.Сергию о своём несогласии с ним и отложении от него. Одни из них заявляют, что Сергий простёр к патриаршему престолу руки, стремящиеся опрокинуть его, так как в состав синода вошли лица, которым Церковь не доверяет.

Другие говорят, что Сергий внёс политический уклон в церковную жизнь (см. Воззвание его: “Известия” от 19/VIII 1927 г.)

Третьи указывают, что Митр.Сергий избрал кривой путь дипломатического хитрословия, соглашений и уступок — будто бы для спасения Церкви — и оставил прямой, но скорбный путь креста, т.е. терпения и твёрдости.

Наконец, он употребил обман, назвав свой синод православным и патриаршим, тогда как он устроен с попранием канонов Церкви.

Митрополит Петр, Местоблюститель не дал согласия на это дело, как неблагословенное самим Святейшим ещё в 1924 году. Что не могли сделать живоцерковники и григорианцы — то сделал очень хитро Митр.Сергий, связав Церковь с гражданской властью, выражая духовную покорность последней.

Декрет об отделении Церкви от государства для Сергия и его последователей не существует. Посему, для достижения своих планов, Митр.Сергий, нарушая 9-ое правило Халкидонского собора, пользуется даже нецерковной силой.

И, сознавая ответственность перед Богом за врученную мне паству, я заявляю 10/23 янв. с.г. епископу Софронию, назначенному на В.-Устюжскую кафедру от Синода, что моя Никольская паства и духовенство, кроме соборного причта, отвергнутого народом, не могут принять его, т.к. отложились от Сергия и от Синода. А с другой стороны я сообщил Митр.Иосифу, что канонически присоединяю к нему духовенство и мирян Велико-Устюжской епархии, по благословению Владыки Иринарха, законным заместителем которого являюсь я в настоящее время по всей В.-Устюжской епархии.

Много пришлось мне потерпеть всякой клеветы и скорби за свои архипастырские труды на благо Церкви. Если правила апостолов говорят, что клирики ничего не могут творить без воли своего епископа, то моя воля, выраженная в настоящем послании, тем более достойна всякого приятия.

Но желая слышать от вас, дорогие чада, что вы единодушны и единомысленны со мною, а также уважая свободу Вашего самоопределения (см. норм. устав общины), предлагаю огласить и обсудить моё послание на собраниях верующих, дабы все знали положение дела и свободно пришли в единение со мною, оставаясь верными Патриаршему Местоблюстителю Митр.Петру и всей Православной Церкви Русской, о чём прошу прислать мне письменное постановление.

Открыто выступили против меня и распространяют всякие злохуления, клеветы и нелепости лишь члены причта Никольского Сретенского Собора и священник из обновленцев Сергий Аранович (Кудрило), да протоиерей Иоанн Голубев (Шанго).

Они написали на меня необоснованные жалобы в Синод, а протоиерей Михаил Красов (Вохма) лично отвёз их в Москву; за что они запрещены в служении и находятся со мной в каноническом и молитвенном отлучении, пока не принесут искреннего раскаяния по чину обновленцев, или пока полный собор епископов не рассудит дела Митр.Сергия и его сообщников (см. 10 прав. Св.Апост.).

Ставлю вам на вид этих наемников, они видят волка грядущего и убегают, не последуйте им, братия и чада мои, но будем иметь другой пример доброго пастыря. Добрый пастырь душу свою полагает за овцы. Аминь.

12/25 января 1928 года получил ответ Митр.Иосифа (Ростов Ярос.): «Управляйтесь самостоятельно. Наше оправдание: верность Митр.Петру. Иосиф».

Иерофей, епископ Никольский{2}

Митр.Иосиф проявил большое внимание к событиям в Никольске. В январе он отправил туда послание, дал согласие на поставление игум.Антония в сан епископа для Великоустюжской епархии. В начале года Вл.Иерофей ездил в Петроград и встречался с Еп.Димитрием. В своей епархии он пользовался большой любовью. Он неустанно служил, проповедовал и очень часто посещал свои приходы. Подавляющее большинство верующих и духовенства Никольска, узнав о разрыве своего владыки с митр.Сергием, мужественно последовали за ним.

10 февраля митр.Сергий со своим Синодом приняли постановление «О раздорнической деятельности Митр.Иосифа и Еп.Иерофея (Афоника)», а 11 апреля другим постановлением он был предан суду «православных архиереев с запрещением в священнослужении впредь до раскаяния». В Великий Устюг митр.Сергий прислал назначенного им еп.Софрония, который, собрав духовенство, убеждал подчиниться митр.Сергию, поминать его имя и отказаться от «непокорного Иерофея». Однако большинство духовенства и верующих остались верны своему владыке. Его неоднократно вызывали в ОГПУ, угрожали арестом и ссылкой, после чего он заявлял, что эти беседы в ОГПУ доказывают связь митр.Сергия с Советской властью.

В день праздника Св.Георгия Победоносца, 23 апреля / 6 мая 1928, Еп.Иерофей поехал служить в с.Путилово вблизи Никольска (Северодвинская губ., Никольский р-н, Кемский с/с). Его сопровождал только подросток-келейник. После литургии Владыка произнёс проповедь, в которой сказал, что «предчувствует приближение испытаний», и пошёл отдыхать. Вот как описывает дальнейшие события очевидец, записавший свои воспоминания 10 марта 1930:

Внезапно в село нагрянули на подводах агенты ГПУ и, подъехавши к церкви, стали добиваться, где Епископ Иерофей. Взволнованный народ, однако, не выдавал места пребывания Владыки, говоря, что его в селе нет, но выходивший в этот момент из церкви мальчик-келейник преосвященного был замечен и арестован. Испуганный угрозами мальчик (16 лет) растерялся и указал избу, где был епископ, куда и устремились агенты ГПУ. В это время народ стал собираться, по селу прошла весть, что Владыку арестуют, и народ не скрывал своего волнения. Когда Владыка был арестован и выведен на улицу, народ бросился к нему, со слезами прося о благословении. Испуганные агенты ГПУ, боясь эксцессов, стали требовать, чтобы народ разошёлся, и, наконец, обратились с требованием и к самому преосвященному, чтобы он убедил народ разойтись. Владыка согласился, но просил разрешения благословить подходивших людей. Агенты ГПУ возражали и явно беспокоились, видя возбуждение народа. Наконец они решили усадить Владыку на подводу и везти через толпу, однако толпа не расступилась, требуя, чтобы позволили Владыке благословить. Крики и угрозы агентов ГПУ на народ не действовали — лошади подводы не могли ступать — народ, рыдая, преграждал дорогу. Тогда внезапно раздались выстрелы, преосвященный упал, тяжело раненный — народ стал разбегаться.{3}

Раненого епископа привезли в Никольск, где в больнице ему сделали операцию. Не приходя в сознание, он в ту же ночь скончался. Все хлопоты и ходатайства о выдаче тела были безрезультатны. В тот же день в Никольске и ближайших сёлах были проведены аресты, а затем и высылки. Выслали на 3 года в Марийскую область и келейника покойного Владыки.

Источники

  1. М.В.Шкаровский. «Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви». СПб.: НИЦ «Мемориал». 1999.
  2. «Луч света. Учение в защиту Православной веры, в обличение атеизма и в опровержение доктрин неверия», сост. Архимандрит Пантелеимон. Издание Свято-Троицкого Монастыря. 1970, ч.2, с.9-11.
  3. Красный террор в годы гражданской войны: По материалам Особой следственной Комиссии по расследованию злодеяний большевиков. Лондон: Overseas Publications Interchange Ltd. 1992, с.413.
Братья-архиепископыСодержаниеМитр.Кирилл
Используются технологии uCoz