Митр.Казанский и Свияжский Кирилл (Смирнов)

Митр.Кирилл

Кирилл, Митр.Казанский и Свияжский (Константин Иларионович Смирнов) — род. 26.04.1863 в С.-Петербургской губернии в семье псаломщика. 1887 — окончил С.-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия. 21.11.1887 — священник, настоятель Кронштадтской Свято-Троицкой кладбищенской церкви, законоучитель Елизаветинской гимназии. 1894 — законоучитель II гимназии в Санкт-Петербурге. 1900 — настоятель военной Троицкой церкви в Кронштадте. 1902 — после смерти жены и ребёнка принял монашество, начальник Урмийской духовной миссии (Персия), архимандрит. 6.08.1904 — хиротонисан в Санкт-Петербурге во Еп. Гдовского. 1909-1918 — Еп. Тамбовский и Шацкий. 1913 — архиепископ. На Соборе 1917-1918 избран членом Св.Синода. 01.04.1918 — Митр. Тифлисский и Бакинский, экзарх Кавказский (к месту назначения прибыть не смог). 1919 — арестован в Москве. 1920 — освобождён. 06.08.1920 арестован в Казани, переправлен в тюрьму в Москве. 1922 — освобождён. Назначен Митр. Казанским и Свияжским. Апрель 1922 — арест и ссылка в Красноярскую обл. в Усть-Сысольск, затем в Усть-Кулом, откуда вызывался Тучковым для переговоров в Москву. 1924-1925 — переезд под Ельск, оттуда в Переволок. 1934 — проживал в г.Гжатске. 1937 — ссылка в Казахстан в Яны-Курган. Назван Патр.Тихоном в завещании своим преемником. 20.11.1937 — расстрелян в тюрьме в Чикменте вместе с Митр.Иосифом (Петровых) и Еп.Евгением (Кобрановым).

В своё время св.прав. Иоанн Кронштадтский завещал, чтобы после его кончины отпевание совершил Вл.Кирилл. Известно также, что он по переписке, когда невозможно было созвать нормальный Собор, единогласно был избран Патриархом (было опрошено 72 архиерея). Но возглавить Русскую Церковь он так и не смог, поскольку также как и Митр.Пётр постоянно находился в ссылках и тюрьмах.

После того, как митр.Сергий приступил к своим революционным преобразованиям, Митр.Кирилл в духе христианской любви старался вразумить его, полагая, что не вправе единолично судить его. В дальнейшем же, под конец своей ссылки, убедившись в неисправимости Заместителя Местоблюстителя и ознакомившись с мнением других святителей, он занял более жёсткую и принципиальную позицию. Из множества писем Митр.Кирилла, относящихся к данному вопросу, выделим лишь некоторые ключевые его послания:

Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему Сергию, Митрополиту Горьковскому

Ваше Высокопреосвященство! Достигнув возраста, являющегося по слову Святого Псалмопевца начальным пределом земной человеческой жизни, стоя, так сказать, в преддверии могилы, сознаю свой долг разъяснить своим собратьям архипастырям, пастырям и верующему народу, почему я считаю Вас узурпатором церковной власти и отказываюсь повиноваться административно-церковным распоряжениям Вашим и учреждённого Вами Синода. Между тем у меня нет непосредственной возможности довести своё исповедание до слуха (подч. в тексте — Л.Р.) Церкви и потому я вынужден это сделать, обращая его к Вам, дерзновенно утверждающему себя Первым Епископом страны; может быть и по искреннему заблуждению и во всяком случае с молчаливого попустительства части собратий епископов, повинных теперь вместе с Вами в разрушении канонического благополучия Православной Русской Церкви.

Понимание своих полномочий по управлению Православною Русской Церковью Вы неоднократно излагали в своих письмах к разным лицам, недоумевавшим относительно их законности, — писали и мне и затем свои доводы представили печатно в статье «О полномочиях Патриаршего Местоблюстителя и его Заместителя», помещённой в № 1 Журнала Московской Патриархии. Документальными основаниями для Ваших утверждений служат: 1) Завещание Свят. Патриарха Тихона, в силу коего Митрополит Пётр воспринял звание Патриаршего Местоблюстителя; 2) Распоряжение Митр.Петра от 6 декабря 1925 г., коим «переданы» Вам «обязанности Местоблюстителя»; 3) Резолюция Митр.Петра от 1 февраля 1926 г., коею не только (как Вы утверждаете) проектировалось «передать высшее управление Церковью коллегии из трёх архиереев», а действительно управление это передавалось, но резолюция была отменена до приведения её в исполнение, и отмена её потребовала нового подтверждения о несении Вами своих заместительских обязанностей «по-прежнему», причём указаны и сроки их: «до окончания дела Митрополита Петра».

  1. Патриаршие права и обязанности определены, утверждены и изложены Собором 17-18. Завещание Патриарха, на основании коего Митр.Пётр воспринял свои полномочия, издано не в силу этих, Собором утверждённых патриарших прав, а на основании особого поручения, данного Собором 17-18 гг. лично Святейшему Патриарху Тихону на случай, «когда не окажется в наличии Собором уполномоченного учреждения», — цитирую Вашу статью. Передавая на основании сего соборного поручения Патриаршие права и обязанности, Святейший Тихон не мог передать и не передал с ними лично ему на определённый случай Собором данного и им исполненного поручения, а Митр.Пётр, действительно восприявший после патриаршего завещания все патриаршие права и обязанности, не мог воспринять и не воспринял права передавать все патриаршие права и обязанности архипастырю по своему выбору. Утверждение, будто Митр.Пётр совершил такую передачу своим распоряжением от 6 декабря 1925 г. на основании патриаршего завещания, делает почившего Патриарха повинным в установлении для Русской Православной Церкви осуждённого Вселенской Церковью порядка завещательной передачи церковных полномочий, а митрополита Петра — в применении такого порядка в жизни церковной. Всеми силами души протестую против такого сговора почившего Патриарха и его Местоблюстителя.
  2. Если бы распоряжение Митрополита Петра от 6 декабря 1925 г. по своему тексту было даже до буквальности сходно с текстом Патриаршего завещания, то оно и тогда не могло бы иметь одинакового с ним смысла и значения для церковной жизни, на самом же деле Митр.Пётр в своём распоряжении поручает только временное исполнение обязанностей Местоблюстителя такому-то, ничего не говоря о патриарших правах. Только Вашей смелой мыслью могло быть понято такое распоряжение в более широком значении, чем уполномочие «вершить только дела так называемые текущие и не... брать на себя решения дел принципиальных и общецерковных».
  3. Известная резолюция Митр.Петра от 1 февраля 1926 года не только не усиливает значение документа от 6 декабря 1925 года, на который Вы опираетесь, но весьма помогает уразумению его действительного смысла и произвольности Ваших на него толкований. Оба документа, разделённые по происхождению только двухмесячным промежутком, издаются одним и тем же лицом по одному и тому же побуждению с одинаковой целью обеспечить непрерывность текущих дел церковного управления и сохранить принятый в нём курс на время, пока окончится «дело Митрополита Петра».
Митр.Кирилл

Психологически недопустимо, чтобы автор их неодинаково оценивал эти документы и в своём представлении как-нибудь умалял силу и значение второго в пользу первого. Излагая второй документ с оговоркой, что «дела принципиальные и общецерковные оставляю за собой», он приписывал не новое какое-нибудь распоряжение, а предупреждал возможность возникновения чего-нибудь нового. Он лишь пояснял своё распоряжение от 6 декабря 1925 г., подтверждая и для коллегии из трёх архиереев, что ей не представляется прав больших, чем какие даны были единоличному заместителю. В распоряжении о единоличном заместительстве оговорки в делах принципиальных нет не потому, будто объём представляемых ему прав мыслился доверителем в более расширенном виде, а потому, что не было опасения в возможности для единоличного заместителя какого-нибудь искушения совершенно заменить собою своего доверителя. Во всяком случае воспринимаемые снова заместительские полномочия по резолюции, уничтожавшей коллегию из трёх архиереев, Вы воспринимали никак не больше того, что было поручено, но не передано коллегии, и за её упразднением снова возвращалось прежнему исполнителю. Пояснять это Вам для Митрополита Петра не было повода, так как предшествовавшим своим поведением Вы являли правильное понимание своих полномочий и полную корректность к своему доверителю, поддерживая с ним деловые отношения. Лишившись возможности таких сношений с окончанием «дела Митр.Петра», Вы автоматически становились в положение остальных своих собратий и должны были не новый центр церковного управления утверждать, а сами обратиться и призвать остальных собратий к руководству в церковной жизни Патриаршим Указом 7/20 ноября 1920 г., изданным именно на случай возникновения невозможности сношений с действительным церковным центром и остающимся в составе действующего права Русской Православной Церкви. Если бы по силе сего указа некоторые архипастыри обратились к братскому руководству Вашему, ценя Вашу просвещённость, долголетний опыт и архипастырскую мудрость, то нельзя было бы возражать что-нибудь против такого добровольного объединения. Если бы для удобства сношений и поддержания единообразия епархиальной жизни Вы с объединившимися архипастырями учредили для своей группы нечто вроде Синода, но при этом не претендовали бы на обязательность принимаемых Вами решений для всей Русской Церкви, нельзя было бы возражать и против такого учреждения. Тогда не понадобилось бы Вам обременять свою совесть обильными прещениями и запрещениями. Все, и объединившиеся под братским руководством Вашим, и замедлившие с таким объединением, по-прежнему оставались бы в каноническом и литургическом единении под затруднённым хотя, но отнюдь не утрачивающим своей реальности каноническим главенством своего первоиерарха Митрополита Петра.

Только отказавшись от своего домысла о тождественности полномочий Местоблюстителя и его Заместителя, обратившись под руководство Патриаршего Указа от 7/20 ноября 1920 г. и призвавши к тому же единомысленных с Вами архипастырей, возможете Вы возвратить Русской Церкви её каноническое благополучие. Нет надобности бояться могущих возникнуть недоразумений из-за произведенных вами в последние шесть лет назначений, перемещений и т.п. Благодать Божия уврачует немощи наши, и хотя утомлены уже скорбями Церкви архипастыри, пастыри и верующий народ, они всё-таки найдут в себе силы поставить церковную жизнь в условия, не нарушающие её канонического достоинства, с одной стороны, и соответственные с декретом об отделении Церкви от Государства и с законом от 8/ІV 1929 г. с разъясняющей его инструкцией от 16 января 1931 г. — с другой.

1933 г. июля 15/28 дня
(Лев Регельсон. Трагедия Русской Церкви 1917-1945.
М. 1996, с.175-179).

Из письма к неизвестному архипастырю

(февраль 1934)
Митр.Кирилл (Смирнов)
Из следственного дела. 1930 г.

Нужно, чтобы... властные утверждения митр.Сергия уяснились как его личный домысел, а не как право, покоящееся на завещании Святейшего Патриарха. Всем надо осознать, что завещание это никоим образом к митр.Сергию и ему подобным не относится. Восприять патриаршие права и обязанности по завещанию могли только три указанные в нём лица, и только персонально этим трём принадлежит право выступать в качестве временного церковного центра до избрания нового патриарха. Но передавать кому-либо полностью это право по своему выбору они не могут, потому что завещание Патриарха является документом совершенно исключительного происхождения, связанного соборной санкцией только с личностью первого нашего патриарха. Поэтому со смертью всех троих завещанием указанных кандидатов завещание Святейшего Тихона теряет силу, и церковное управление созидается на основе Указа 7(20) ноября 1920 г. Тем же Указом необходимо руководствоваться и при временной невозможности связи с лицом, несущим в силу завещания достоинство церковного центра, что и должно иметь место в переживаемый церковно-исторический момент. Иное понимание патриаршего завещания, утверждаемое митр.Сергием, привело уже к тому, что завещание, составленное для обеспечения скорейшего избрания нового патриарха, стало основой для подмены в церковном управлении личности патриарха какой-то коллегиальной «Патриархией»...

Как и всё обновленчеству сродное, не можем признать обновленное митр.Сергием и церковное управление нашим православным, преемственно идущим от Святейшего Патриарха Тихона, и потому, оставаясь в каноническом единении с Патриаршим Местоблюстителем Митр.Петром, при переживаемой невозможности связи с ним признаем единственно закономерным устроение церковного управления на основе патриаршего Указа 7(20) ноября 1920 г. Твёрдо верю, что православный епископат при братском единении и взаимной поддержке сохранит с Божьей помощью Русскую Церковь в исконном Православии во всё время действенности патриаршего завещания и доведет Её до законного Собора.

Из письма Митр.Кирилла (Смирнова) к иеромонаху Леониду

(23 февраля / 8 марта 1937)

Ожидания, что митр.Сергий исправит свои ошибки, не оправдались, но для прежде несознательных членов Церкви было довольно времени, побуждений, и возможности разобраться в происходящем, и очень многие разобрались и поняли, что митр.Сергий отходит от той Православной Церкви, какую завещал нам хранить Св.Патриарх Тихон, и, следовательно, для православных нет с ним части и жребия. Происшествия же последнего времени окончательно выявили обновленческую природу Сергианства. Спасутся ли пребывающие в Сергианстве верующие, мы не можем знать, потому что дело Спасения вечного есть дело милости и благодати Божией, но для видящих и чувствующих неправду Сергианства (каковы Ваши вопросы) было бы непростительным лукавством закрывать глаза на эту неправду и там искать удовлетворения духовных своих потребностей с совестью, сомнящеюся в возможности такого удовлетворения. Всё, что не от веры, грех. Ложь нельзя исправлять ложью...

С Митр.Иосифом я нахожусь в братском общении, благодарно оценивая то, что с его именно благословения был высказан от Петроградской епархии первый протест против затеи митр.Сергия и дано было всем предостережение в грядущей опасности. С православными предстоятелями сей епархии находился в постоянном общении Еп.Виктор при своей жизни, у них же искали и находили руководства после смерти Еп.Виктора послушные ему верующие Вятской епархии...

Митр.Кирилл в Бутырской тюрьме
Митр.Кирилл в Бутырской тюрьме. 19 июля 1934 г.
Вл.ИерофейСодержаниеМитр.Пётр
Используются технологии uCoz