Епископ Кинешемский Николай (Голубев)

Архимандрит Николай

Епископ Николай (в миру Владимир Иванович Голубев) родился в 1862 в селе Фролы Галичского уезда Костромской губернии (ныне Ивановская область). Учился в Костромской Духовной семинарии. Став священником, долгое время служил в храме села Ширяево Семёновского уезда Костромской губернии. После революции 1917 о.Владимир ушёл за штат, но через год вернулся к служению и организовал приход в селе Ново-Спасском, где его стараниями был построен небольшой храм. В 1920 он перешёл служить в село Загорье Кинешемского уезда и здесь в течение двух лет занимался организацией прихода и строительством храма.

В Кинешме о.Владимир познакомился с Еп.Василием (Преображенским), который пригласил его служить в Вознесенскую церковь. Еп.Василий высоко ценил твёрдость в вере и рассудительность о.Владимира.

В Ширяеве о.Владимир построил домашнюю церковь, и Владыка Василий после возвращения из ссылки освятил её. По-видимому, тогда же о.Владимир принял монашество с именем Николай.

В октябре 1926 о.Николай поехал в Нижний Новгород и здесь встретился с митр.Сергием (Страгородским). Тот предложил ему принять сан епископа.

— У меня слабое здоровье, — ответил священник, — и я не справлюсь со всеми обязанностями.

— Ничего, — сказал Сергий, — в Ветлуге епархия небольшая, и вы справитесь. Отец Николай согласился, и через несколько дней в Крестовоздвиженском монастыре состоялось его посвящение во епископа Ветлужского. В хиротонии участвовал и Еп.Василий (Преображенский).

Еп.Николай отличался милосердием и простотой и, насколько мог, помогал местным жителям. Однажды к нему подошла бедная женщина из села Ширяева и попросила помощи. У Владыки не было денег, он снял рясу и, отдавая, сказал:

— Возьми её и продай, а вырученные деньги употреби на свою нужду.

Вл.Николай.  Домашний храм (сзади) и слева вход в пещеру

К декларации митр.Сергия Еп.Николай отнёсся резко отрицательно и подал прошение митр.Сергию с просьбой уволить его за штат по состоянию здоровья. 2 февраля 1928 его прошение было удовлетворено. Теперь Владыка совершенно предался служению в своей домовой церкви в селе. На его службы в маленький домик в лесу собиралось до трёхсот человек. Вблизи домика была выкопана пещера, в которой имели возможность останавливаться и многочисленные богомольцы.

Появление в феврале 1928 письма ярославских архиереев обнадёжило Владыку и вселило надежду на организацию авторитетной оппозиции митр.Сергию. Он стал приглашать к себе священников Кинешемского викариатства и объяснять им неправоту декларации. Священники проявляли осторожность и не спешили присоединиться к епископу. Многие хотели глубже разобраться в происходящем, а кое-кто и вообще уклонился от встречи с епископом, видя, что он настроен решительно. В начале лета 1929 Еп.Николай поехал в Петербург к Еп. Гдовскому Дмитрию (Любимову), и 18 июня получил от него документ о своём принятии в молитвенное и каноническое общение и назначение на Кинешемскую кафедру. По возвращении в село, он стал вызывать письмами и через гонцов духовенство Кинешемского викариатства и, кто приезжал, тех уговаривал отойти от митр.Сергия и присоединиться к нему и Вл.Дмитрию. Он говорил им, что надо отделяться от митр.Сергия, потому что тот занялся политической деятельностью, признал советскую власть, а это грех. Поминовение за богослужением советской власти — это оскорбление для христианина. Верующие не могут воссылать Богу молитву благодарения за власть, разрушающую храмы, гонительницу религии. Таким образом, к Вл.Николаю (а в иных случаях он прибегал и к мерам церковного прещения), присоединились пять священников и диакон.

Одним из страшных порождений нового времени было создание сети секретных осведомителей. Неутомимо и неумолимо работали доносчики. В доносах почти не было правды, но арест, обвинение и осуждение целиком основывались на этих данных. Весной и летом 1929 ОГПУ занялось агентурной разработкой под условным названием «Дмитриевцы» (епископы, священники и миряне, единомышленные с Еп. Гдовским Дмитрием). Полномочные представители секретных отделов ОГПУ писали по-своему историю Церкви, чтобы обосновать как можно больше арестов. Так в своём обзоре деятельности церковнослужителей представитель ОГПУ по Ивановской области Соколов писал:

Наиболее сильной группой, имеющей всероссийское значение, являлась ярославская группа, возглавляемая митрополитом Агафангелом... несмотря на то, что лидер этой оппозиции, митрополит Агафангел, умер... оставшиеся продолжают держаться того же принципа. В настоящий момент по-прежнему наиболее влиятельной и крепкосколоченной является группа духовенства, возглавляемая архиепископом Варлаамом... Второй по удельному весу выявлена аналогичная группа... Эту группу возглавляет епископ Николай... На основании изложенного и принимая во внимание возросшую активность церковников... полагал бы собранные разработкой материалы реализовать следствием, предварительно произведя обыски и аресты.

И далее приводился список имён двадцати пяти человек, активных деятелей оппозиции. Указывалось там и на отрицательное отношение Вл.Николая к декларации.

7 сентября 1929 все истинно-православные священнослужители Кинешемского района были арестованы. При обыске почти у всех из них были изъяты тексты отречений:

Я, нижеподписавшийся, убедившись в отступлении от духа Православного христианства митрополита Сергия, прерываю с ним всякое духовное общение и вступаю в таковое с Церковью, управляемою митрополитами Петром и Иосифом. Желаю состоять со вверенною мне паствою под духовным руководством епископа Николая.

В ночь на 9 сентября ГПУ арестовало и Вл.Николая. В тот же день состоялся допрос. Епископ подтвердил, что совершенно не разделяет взгляды на взаимоотношение Церкви и государства, выраженные в декларации митр.Сергия.

«Ваш успех», — эти его слова я считаю успехом соввласти в борьбе с религией, — говорил на допросе Владыка. — «Ваша радость — наша радость...» — борьбу с религией считаю не радостью, а горем, и также его слова «помолимся о предержащей власти», «да поживем в мире и благочестии». Никак это выражение не может увязаться с религиозными чувствами. О безбожниках мы должны молиться, чтобы Бог их вразумил и открыл им познание истины, а в благочестии жить с ними религия не может, так как они являются разрушителями религии, и в мире с ними как религиозник я духовно ужиться не могу.

Епископа заключили в одну камеру вместе со священниками. Здесь были священник Василий Зеленцов, которого Владыка хорошо знал, священники из Ярославля, в частности архимандрит Сергий Озеров, священник Василий Добровольский и мирянин Виктор Розов. Вл.Николай в тюрьме держался решительно и своих взглядов не скрывал.

— Советская власть, — говорил он, — это незаконная власть, она только угнетает Церковь. Но всё равно она недолговечна, ей не удастся долго продержаться.

В материалах следственного дела сказано, что Еп.Николай за богослужением ввёл формулу поминовения «О страждущих заключённых митрополитах и епископах Петре, Иосифе, Василии и других», а во время проповедей неоднократно говорил верующим: «Как гражданин лоялен к советской власти, но как верующий не могу признать таковую, как разрушающую религию». При обыске у него были изъяты тексты двух молитв, полученных от Еп.Василия и Архиеп.Димитрия. В одной из них говорилось:

Даждь Господи, Церковь Российскую правити. Злые волки далече отогнати и козни их сокрушити. Подаждь всем, иже во власти суть разум и страх твой, сохрани люди твоя от тлетворных учений, ереси и неверия.

Все арестованные кинешемские священнослужители проходили по делу Ярославской церковно-монархической организации «Истинное Православие» и были осуждены постановлением Коллегии ОГПУ от 3 января 1930.

В тюрьме владыка тяжело заболел, положение его становилось безнадежным. 21 октября он был освобождён и уехал к себе в Ширяево. 3 января 1930 коллегия ОГПУ слушала дело по обвинению Архиеп.Варлаама (Ряшенцева), Еп.Николая (Голубева), архимандрита Сергия (Озерова) и других, всего тридцати трёх человек.

Иеромон.Алексий Голубев и священники о.Константин Разумов, о.Иоанн Румянцев, о.Михаил Успенский приговорены к 3 годам лагерей, о.Иоанн Нарбеков — к 3 годам ссылки в Северный край. Ближайшим помощником Владыки являлся бывший викторианин, в августе 1928 приехавший из Вятки о.Александр Яковлев. Он был приговорён к 5 годам.

Вл.Николая суд приговорил лишить права проживания в шести городах и прилегающих к ним областях с прикреплением к определённому месту жительства. Еп.Николай скончался за месяц до приговора 5 декабря 1929 года. Его похоронили в лесу, неподалеку от села Ширяево, рядом с домашней церковью.

Источники

  1. Архив УКГБ по Ивановской обл. Арх. № 6314. Л. 1-3, 189, 203, 204, 210-213, 215, 504, 505, 518, 520.
  2. ЦАФСБ РФ, ф.арх.-след.дел, д.100256.
  3. М.В.Шкаровский. Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви. // СПб., НИЦ «Мемориал», 1999.
Содержание
Используются технологии uCoz