Протоиерей Иоанн Стеблин-Каменский

о.Иоанн

Священномученик Иоанн родился 26 октября 1887 г. в Санкт-Петербурге. Отец его Георгий Георгиевич Стеблин-Каменский был директором канцелярии Морского Министерства, а в последние годы, перед революцией — сенатором по департаментам герольдики и судебному Правительствующего Сената. Кроме того, он был председателем Российского общества морского права. Дед Ивана, Георгий Павлович Стеблин-Каменский, в последние годы своей жизни был Виленским губернатором в чине тайного советника. В это время он приобрёл имение Биюцишки в Виленском уезде, где прошло детство Ивана. Здесь в имении была погребена его мать, Ольга Александровна, дочь вице-адмирала Александра Павловича Жандра, умершая 17 августа 1902 г.

Первоначальное образование Иван получил дома. Ольга Александровна оказала огромное влияние на него и на двух его сестёр, Ольгу и Елизавету, — они умерли в 1981 г. в городе Кашине Тверской области. С детства мальчик чувствовал тепло материнской любви и силу её благословения. «Ты ведь мой!» — говорила мама, и это было для него самой дорогой лаской. Но она умерла рано, когда Ивану исполнилось четырнадцать лет. Глядя на мать и переживая её потерю в день её смерти, он чувствовал, как два понимания совершившегося захватывают его целиком первое — это острая боль от безвозвратной потери того, что было самым ярким, самым теплым в золотые дни детства, и второе — что дальнейшая его жизнь без матери будет свидетельствовать о том, какое движение души она в нём развила. Ему тогда казалось, что каждый дурной поступок его последующей жизни явится оскорблением её светлой памяти и нарушением обязательств по отношению к ней.

Морской кадетский корпус

Морской кадетский корпус

После смерти матери Иван окончил четыре класса гимназии и, в соответствии с семейной традицией, выбрал службу на флоте, поступив в Морской кадетский корпус, который окончил в 1908 г. со званием корабельного гардемарина.

«Адмирал Макаров»

Крейсер «Адмирал Макаров»

При окончании Морского кадетского корпуса Иван Георгиевич был награждён премией имени адмирала Нахимова. В 1908 г. он получил назначение на крейсер «Богатырь» и в 1908-1909 гг. находился в заграничном плавании. В 1909 г. он был произведен в мичмана, переведен в 1-й Балтийский флотский экипаж и назначен в дивизион испытывающихся миноносцев. В 1909-1910 гг. Иван Георгиевич исполнял должность ротного командира на крейсере «Адмирал Макаров». В 1911 он был награждён итальянской серебряной медалью за оказание помощи пострадавшим во время бывшего в 1908 землетрясения в Сицилии и Калабрии. В 1912 Иван Георгиевич был произведен в лейтенанты. В 1914 и в 1915 годах он был награждён орденами Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом и Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом. В июне 1917 г. Иван Георгиевич уволился из флота по состоянию здоровья.

Летом 1918 г. он стал работать в научной экспедиции, обследовавшей невские отмели. В 1919-1921 гг. Иван Георгиевич по мобилизации служил помощником директора маяков Балтийского флота и одновременно исполнял должность псаломщика в Свято-Троицком храме в Петрограде. В это время он бесповоротно решил стать священнослужителем, отдать всего себя и всю свою жизнь на служение Богу, стать воином Христовым. Благодатная поддержка, которую он ощутил, когда принял это решение, дала ясно почувствовать, что Господь его призывает и не оставит его в земных испытаниях.

Воспитанный в христианской семье, основой жизни которой было следование заповеданным Христом нравственным принципам, военный офицер, обученный послушанию флотскому уставу, он был чужд двусмысленности и лукавства.

В бескомпромиссности жизни во Христе, твёрдом следовании за Христом было что-то сродное и близкое жизни боевого морского офицера. Но воин земного отечества рискует и напрягается только в период военных учений и боевых действий, а воин Христов рискует и напрягается ежеминутно и в особенности, если судил ему Господь жить во времена гонений. Готовясь к принятию сана священника Иван Георгиевич готовился и к испытаниям. Не только утешительным, но и скорбным и горьким оказывался в то время путь священнослужителя, где зачастую его ждали узы тюремные, а нередко и смерть. Отец Иоанн вспоминал впоследствии о своём заключении как о времени, когда наиболее ясно ощущалось присутствие Божие.

Приняв решение стать священником, всецело вручив себя воле Господней, он поехал на могилу матери в принадлежавшее им когда-то имение неподалеку от Вильны. Прикладываясь к земле, он почувствовал, что в душу нисходят мир и покой, и ему сделалось тепло, как в детстве как будто ощутилось, что мать снова благословляет его. По возвращении в Петроград Иван Георгиевич был в 1920 г. рукоположен в сан диакона.

В 1921 г. о.Иоанн был впервые арестован ЧК, но после непродолжительного заключения освобождён. Летом 1923 г. он был рукоположен в сан священника ко храму Святой Троицы на Стремянной улице. Вскоре его назначили настоятелем этого храма и возвели в сан протоиерея. Новое служение целиком захватило его. Пастве он отдавал всё своё время и силы.

В это время началось массовое возвращение храмов из обновленчества в патриаршую Церковь. Активизировалась жизнь приходов, и организовывались братства. Верующие под руководством о.Иоанна стали собираться не только в храме, но и в квартирах, где читались акафисты Священное Писание и священник объяснял одну или две главы из апостольских посланий.

В ленинградской тюрьме ОГПУ (1924)

В ленинградской тюрьме ОГПУ (1924)

ОГПУ же стало всё сильнее вмешиваться в церковную жизнь: в Петрограде было арестовано около сорока человек духовенства и мирян. 2 февраля 1924 г. по делу о «православных братствах» был арестован и о.Иоанн. Его обвинили в том, что он объединил вокруг себя православных. Вызванный на допрос о.Иоанн сказал, что служил в квартирах некоторых своих прихожан молебны, после которых гости пили чай, а, ожидая пока подадут, вели беседы на религиозные темы. Этого для властей оказалось достаточно. 26 сентября 1924 г. Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило о.Иоанна к трём годам заключения на Соловки. Всего к заключению в концлагерь из духовенства и мирян было приговорено тридцать пять человек.

В Соловецком концлагере о.Иоанн держался независимо. Работая бухгалтером, всегда ходил в священнической одежде и посещал церковные службы, доколе это позволялось. Из лагеря о.Иоанн писал отцу, сёстрам и духовным детям письма, многие из которых дошли до наших дней.

К концу срока заключения становилось всё очевиднее, что власти не разрешат о.Иоанну жить в Петрограде, и духовным детям придётся смириться с продолжением разлуки. Так и случилось: когда 1 октября 1927 г. он был освобождён, его отправили на три года в административную ссылку в Воронеж. Здесь он получил место священника в Алексеевской церкви бывшего Покровского Девичьего монастыря, а через некоторое время был назначен её настоятелем и одним из благочинных епархии. В церкви батюшка служил до самого её закрытия 2 мая 1929 г. Благодаря его усилиям и активной поддержке, воронежскими прихожанами постоянно собирались и пересылались средства в Соловецкий лагерь Архиеп. Воронежскому Петру (Звереву) и другим заключённым.

Воронеж

Вид на Воронеж и Покровский монастырь

Покровский Девичий монастырь

Покровский Девичий монастырь

В 1928 г., когда усилилось гонение на Церковь, повсюду по инициативе властей устраивались собрания рабочих, требующих закрытия церквей. На территории Девичьего монастыря было устроено 275 квартир, и в них поселили неверующих людей. Таким образом, вместе с остававшимися в кельях монахинями, там проживало 872 человека. 2 сентября 1928 г. в рабочем поселке, в котором находился Девичий монастырь состоялось собрание жителей посёлка. На собрании присутствовало 217 человек, и 100 человек было приглашено со стороны, так как даже и в таких условиях безбожники не были уверены, что им удастся закрыть церковь. Один из выступавших сразу указал на то, что почитатели и последователи арестованного Архиеп.Петра (Зверева) начали активную религиозную деятельность: «...Зверевщина опять подняла голову, гнездо её полностью не было уничтожено, нужно их уничтожить через ГПУ». Другие выступавшие вторили ему:

До сих пор ещё многие не знают рабочего поселка, а знают Девичий монастырь, и действительно рабочие живут в стенах монастыря. В прессе часто встречаются сообщения о закрытии монастырей, церквей и тому подобного и об использовании их помещений под жильё и рабочие клубы. 500 рабочих должны жить сами и воспитывать своих детей в культурных условиях, а мы видим, что антисоветские элементы здесь в монастыре берут под своё влияние подрастающее поколение...

Или рабочий поселок, или монастырь: если дорога нам советская власть, нам нужно бороться с контрреволюцией. В монастыре имеется поп, ставленник Зверева. Зверевщина погубила и некоторых из наших товарищей рабочих. Есть и сейчас помогающие зверевщине. Со зверевщиной нужно покончить...

В 31-й келье живёт поп Иоанн, ставленник Зверева. Я живу в келье № 89 и вижу, как этого попа посещают жёны контрреволюционеров Нечаева и Пушкина (бывший ктитор Терновой церкви). Монашки учат детей рабочих подходить к этому священнику за благословением...

Всем уже ясно, что музыка колоколов — это музыка контрреволюции. До тех пор, пока будет существовать здесь контрреволюционное гнездо, рабочего посёлка фактически существовать не будет...

Монашки мешают культурному развитию подрастающего поколения и завоевывают сочувствие жителей не только в стенах монастыря, но и далеко за его стенами...

8 сентября 1928 г. в Воронежской газете «Коммуна» была опубликована статья «Новодевицкий монастырь — под рабочие квартиры. Церковь — под клуб». В статье, в частности говорилось:

Всюду вынесены резолюции, в которых рабочие всецело присоединяются к требованиям населения посёлка и со своей стороны настаивают на скорейшем выселении всех бывших монашек, а также закрытии церкви в черте посёлка и оборудовании в ней клуба или школы. Выступавшие в прениях рабочие выражали удивление по поводу того, что до сих пор с монашками «церемонились» Указывалось также на необходимость решительной борьбы с контрреволюционными выходками «черничек» и их верховода — «отца Иоанна», ставленника Петра Зверева.

После ареста Еп.Алексия (Буя) и кончины прот.Александра Палицына в конце 1928 г. Вл.Алексий назначил прот.Иоанна епархиальным благочинным, и в марте 1929 г. он фактически возглавил епархию. А по публикациям в безбожной прессе, где прямо требовали ареста и о.Иоанна, становилось ясно, что этот арест неизбежен, причём власти воспользуются любым, даже самым незначительным поводом. 4 марта 1929 г. помощник начальника милиции отправил в ОГПУ следующее сообщение:

Совершенно секретно

Областной административный отдел
Центрально-Черноземного областного
исполнительного комитета
№ 583/0 4 марта 1929 г.

В Полномочное Представительство ОГПУ в ЦЧО

По имеющимся непроверенным сведениям, в доме № 4 по Введенской ул. проживающий там священник Иван, ставленник архиерея Зверева, сосланного за контрреволюционные действия, ведёт ожесточенную агитацию против Соввласти, и вообще в этом доме замечается какая-то группировка, о чём сообщается для сведения.

Помощник Начальника гормилиции
по Уголовному розыску

Подкопаев

В пять часов утра 1 мая 1929 г., когда безбожники пришли ломать крест на куполе храма, скончалась игумения Девичьего монастыря. Это совпадение поругания храма со смертью игумении настолько поразило верующих, что об этом долго говорили в городе. Впоследствии власти обвинили о.Иоанна в том, будто он утверждал, что её смерть явилась результатом гонений на Церковь. 4 мая состоялись похороны игумении, и после погребения о.Иоанн всех благословил, посоветовав оставшимся монахиням и прихожанам монастыря держаться вместе. 19 мая 1929 г. о.Иоанн был арестован и 21 мая допрошен. Его ответ содержится в обвинительном заключении:

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По следделу № 1678 по обвинению свящ.

гор. Воронежа СТЕБЛИНА-КАМЕНСКОГО

Ивана Георгиевича в преступлении,

предусмотренном ст.58 п.10 УК.

Бывш. морской офицер, свящ.СТЕБЛИН-КАМЕНСКИЙ Иван Георгиевич, прибыв в ноябре месяце 1927 г. после трёхлетнего пребывания в Соловецком концлагере в адмссылку г.Воронеж, как имеющий дворянское происхождение (сын тайного советника и внук губернатора г.Вильно) сразу получил доверие у еп.Алексея БУЙ, и последний назначил КАМЕНСКОГО свящ. церкви б.Девичьего монастыря. Получив в свои руки руководство монашками б.Девичьего монастыря, КАМЕНСКИЙ, чтобы быть особо чтимым «пастырем», достал себе портрет известной среди кликушествующего элемента «старицы» Феоктисты Михайловны и стал заниматься отчитыванием бесноватых и т.п. махинациями. Благодаря распускаемой монашками «святости» КАМЕНСКОГО последний стал пользоваться большим авторитетом среди кликушествующего элемента и вообще верующих, антисоветски настроенных. К КАМЕНСКОМУ не только стали ходить верующие г.Воронежа, но даже много ездили крестьяне из селений ЦЧО с просьбой полечить от головной [болезни] и т.п. Всем приходящим КАМЕНСКИЙ давал советы и главным образом как себя вести в настоящих условиях жизни и как относиться к Соввласти. Иногда лично сам, а в большинстве же через своих приближённых монашек, КАМЕНСКИЙ распускал разные провокационные слухи, подрывающие авторитет Соввласти и внедрял антисоветские идеи, главным образом среди жителей Рабочего Посёлка (б.Девичий монастырь). В момент объявления декларации митр.Сергия Нижегородского о лояльности по отношению к Соввласти КАМЕНСКИЙ с другими ссыльными священниками гор.Воронежа откололись от Сергия и стали признавать руководителем митр.Иосифа Ленинградского. Про митр.Сергия же стали распускать слухи, что он продался Соввласти, стал еретиком, красным и т.д. После ареста еп.Алексея БУЙ КАМЕНСКИЙ делается епархиальным благочинным, а потому всё руководство «Иосифовцами» в ЦЧО переходит в его руки. Как крайне правый элемент среди церковников КАМЕНСКИЙ и лично сам и через монашек ведёт активную борьбу с церковниками, так или иначе лояльно относящимися к Соввласти. Через монашек КАМЕНСКИМ распускаются слухи, что скоро Соввласть погибнет, что придут другие державы и всех лояльно относящихся к Соввласти подушат, а 16/II-29 г. в церкви КАМЕНСКИЙ лично в проповеди по поводу предполагаемого введения хлебных книжек сказал: «Граждане, хлебных запасов нет, грозит голод, запасайтесь кто как может, всё это является предвестниками грядущих бойнь». В результате монашки и жёны рабочих посёлка стали запасаться продуктами, создались очереди, а с нею и паника, что действительно будет голод и т.д., а один из рабочих, поддавшись влиянию, скупал муку по 2 р.8О к. пуд. Смерть б.игуменьи, совпавшую с моментом закрытия церкви б.Девичьего монастыря и снятием креста, КАМЕНСКИЙ использовал для разжигания религиозного фанатизма и натравливания верующих на Соввласть. КАМЕНСКИЙ говорил, что игуменья есть жертва современного гонения на церковь, а он (Каменский) является защитником веры против тёмных сил адовых (Соввласть). На похоронах игуменьи КАМЕНСКИЙ, оставшись на кладбище для благословения верующих, говорил: «Вот мы снова вместе, едино стадо, скоро наступят лучшие времена и мы опять восторжествуем». В кругу своих приближенных КАМЕНСКИЙ обыкновенно переводил разговоры с религиозных вопросов на политические. Так например: в феврале м-це с/г будучи в гостях в доме гр.КАЛИНИНА Евсея Фомича при разговоре о современном строительстве Соввласти привёл пример из библии: «Безумцы, вы будете созидать, а я буду разрушать». Бывшая же здесь учительница (фамилия не установлена), жалуясь КАМЕНСКОМУ, что её заставляют учить детей неверию в бога, получила совет бросить службу и не воспитывать детей в безверии.

Насколько авторитетен был КАМЕНСКИЙ среди верующих, можно заключить из отобранных записок у него при обыске: «Глубокоуважаемый батюшка, обращаюсь к вам опять с просьбой помолиться об Александре, он был на месте, служил, но сократили, и он запьянствовал, о... ваша молитва дойдёт до бога, и я верю, что он опять поступит и перестанет пить водку»... В подаваемых записках КАМЕНСКОМУ в церкви верующие пишут «о здравии заблудшего такого-то» (заблудший — неверующий), предполагая, что КАМЕНСКИЙ сможет неверующего в бога обратить снова в верующего.

Везде и всюду монашки распространяли, что КАМЕНСКИЙ является мучеником, страдальцем от Соввласти, гонительницы христиан. Часто и сам КАМЕНСКИЙ говорил: «Ну что мне ссылка, я везде сумею объединить около себя верующих, они меня всегда прокормят, так что напрасны всех их (власти) усилия сделать мне что-либо» (см. л.д.3-б, 12, 3, 16, 17, 18, 22, 23, 24, 25, 40, 44, 46, 49, 51, 53,60,62).

Допрошенные в качестве свидетелей — показали:

1) МОЛОТОК Гордей Петрович, что свящ.б.Девичьего монастыря КАМЕНСКИЙ Иван проживал в Рабочем Посёлке д. № 39, занимался антисоветской агитацией и распусканием контрреволюционных слухов, подрывающих авторитет Соввласти и партии. Благодаря агитации КАМЕНСКОГО и руководства монашками распускались всевозможные предсказания о скорой гибели Соввласти, а также о том, что скоро будет голод. Делал призыв запасаться мукой. Агитация КАМЕНСКОГО отражалась на рабочих и особенно среди жён и детей рабочих. В келье № 39 частенько устраивались тайные собрания, на каковые был установлен пароль, так что попасть на собрание постороннему было трудно. Собирались деньги бывш. епископу Петру Звереву, высланному за антисовработу в Соловки (см.л.д.61-б2).

2) Гр.СИМАКОВА Полина Михайловна, что свящ.СТЕБЛИН-КАМЕНСКИЙ Иван Георгиевич, проживая в Рабочем посёлке, часто бывал в келье № 186, где ранее бывал архиепископ Пётр Зверев. Среди монашек-кликуш, бывш. людей и вообще верующих КАМЕНСКИЙ пользовался громадным авторитетом, поэтому у него всегда на квартире и вообще где он бывал, собиралось много верующих, преимущественно из лиц, враждебно настроенных к Соввласти. Все быв.зверевцы группировались около свящ.КАМЕНСКОГО. Близкими друзьями КАМЕНСКОГО среди рабочих посёлка распускались слухи о близости падения Соввласти, голоде и т.д. В связи с этим монашками запасались разные продукты, отчего создавались очереди у хлеба, керосина, соли и т.д. Часто от монашек, близких к КАМЕНСКОМУ, слышались угрозы по адресу лиц, лояльно относящихся к Соввласти: «Погодите, скоро придут наши, тогда вам достанется» и т.д. Всё это создавало нечто вроде паники среди лиц, живущих в Рабочем поселке. К КАМЕНСКОМУ часто приезжали крестьяне из сёл, и он давал им разные советы, но какие — она не может сказать.

Вообще вся деятельность КАМЕНСКОГО была направлена к подрыву мощи и авторитета Соввласти, но он (Каменский) лично работал тонко, сам почти никогда не высказывался, а говорил через своих приближённых монашек, которые являлись проводниками внедрения антисоветских идей среди населения и в особенности среди крестьян, приезжавших на базар (см. л.д. 59, 60).

3) Гр.КАЛИНИН Евсей Фомич — показал, что в феврале месяце с/г был день рождения его дочери, он пригласил отца Ивана (Каменского) отслужить молебен. Была учительница Раиса Петровна. После молебна был чай, разговорились относительно Соввласти и строительства. Он (Каменский) на это ответил и привёл пример из библии: «Безумцы, вы будете созидать, а я буду разрушать, так говорит господь». А учительница ему (Каменскому) рассказала, что её заставляют учить учеников, что бога нет. На это он (Каменский) ей посоветовал лучше уйти со службы, чем учить неправде и безбожию (см. л.д.50, 51).

4) Гр.СИЛЬЧЕНКО Виктор Семёнович, что когда был выслан архимандрит Девичьего монастыря ВЕНЕДИКТОВ Нектарий, то возник вопрос о «достойном» заместителе ему, и вот еп.Алексей Буй назначает вместо ВЕНЕДИКТОВА КАМЕНСКОГО, говоря, что КАМЕНСКИЙ сумеет поддержать линию ВЕНЕДИКТОВА. С первых же шагов КАМЕНСКИЙ начал руководить всей жизнью монастыря, рассылал монашек с разными поручениями, часто антисоветского характера. В одной из проповедей КАМЕНСКИЙ перед введением карточной системы на хлеб говорил в проповеди: «Наступает голод, мор — всё это предвестники грядущих бойнь». КАМЕНСКИЙ, будучи епархиальным благочинным, за отсутствием епископа руководил всеми «Иосифовцами». КАМЕНСКИЙ держит тесную связь с административно высланными попами и бывшими активными «Зверевцами» СУХОВЦЕВЫМ П.М., ПОСТНОВЫМ, ИВАНОВЫМ К.А. и ктитором б.Девичьего монастыря ТЫНЯЕВЫМ и другими.

4-го мая с/г были похороны игуменьи б.Девичьего мон.ДОРОГАВЦЕВОЙ, и из этого КАМЕНСКИЙ создал выступление, а именно добился того, что игуменью отпевал сам лично в её квартире в Рабочем посёлке, а оттуда с громким пением отнёс на Терновское кладбище, где после похорон остался и благословлял всех, говоря:

«Вот мы снова вместе, едино стадо, скоро наступят лучшие времена и мы опять восторжествуем». Под лучшими временами у него безусловно разумеется капитализм. КАМЕНСКИЙ внушал всем бывшим прихожанам Девичьего монастыря и особенно монашкам, что если они не разъединятся, то возможно ещё что-либо смогут сделать. а поэтому КАМЕНСКИЙ постоянно ходит по домам, выполняя все
обряды на домах, не отказываясь при помощи молитв врачевать и снимать наговоры, и отчитывать. Монашки, будучи КАМЕНСКИМ сагитированы, при посещении своих сёл распространяют, что КАМЕНСКИЙ является мучеником, страдает через Соввласть, которая гонит религию. Эти мысли КАМЕНСКИЙ старается внушить всем окружающим его. Часто у него прорывается и следующее: «Ну что мне ссылки, я везде сумею объединить около себя верующих, они меня везде прокормят, так что напрасны все их (т.е. власти) усилия сделать мне что-либо» (см. л.д. 48, 49).

В протоколе общего собрания рабочих и их иждивенцев в Рабочем посёлке гор.Воронежа от 2/ІХ-28 г. зафиксировано выступление гр-на ПАНИЧЕВА, который вспоминает 19 год, когда в руках белых был монастырь. Монашки их встретили с радостью. Были призваны казаки, выгонявшие рабочих из их квартир плетьми. Вспоминает Зверева. Указывает, что в 31-й келье тогда жил ставленник Зверева поп Иоанн, увлекший в контрреволюцию ряд рабочих. Теперь в этой же келье опять поп, тоже Иоанн (Каменский) и тоже ставленник Петра Зверева (имеет рекомендательное письмо от него). ПАНИЧЕВ, живя в келье № 89, видит как этого попа (Ивана Каменского) посещают жёны контрреволюционеров НЕЧАЕВА и ПУШКИНА (б.ктитор Терновой церкви). Монашки учат детей рабочих подходить к этому священнику за благословением. В этой же келье монашки собираются кучами. Часто слышишь их агитацию среди рабочих: «Вы говорите бога нет, а дождь пошёл и будет голод. Другие державы пойдут, Соввласть погибнет, и вас, хоть вы и не коммунисты, подушат» (см. л.д.40).

Допрошенный в качестве обвиняемого свящ.СТЕБЛИН-КАМЕНСКИЙ Иван Георгиевич виновным себя в группировке около себя контрреволюционного элемента г.Воронежа и руководства им как епархиальный благочинный, использовании религиозных предрассудков масс, распускании провокационных антисоветских слухов, подрывающих авторитет и мощь Соввласти и сеющих панику среди населения, агитации через монашек б.Девичьего монастыря среди рабочих поселка, что другие державы пойдут против Соввласти и она погибнет, а всех лояльно относящихся к Соввласти подушат, что хлебных запасов нет, грозит голод, что игуменья есть жертва современного гонения на церковь и т.д., — не признает, а говорит:

«Я не сочувствую мероприятиям, направленным против религии. Считаю неправильным обучение детей в школах в противорелигиозном направлении и т.д. Для меня нет сомнения, что вера в распятого Христа непобедима, что кажущееся торжество материализма есть временное явление... Отобранная у меня при обыске фотографическая карточка старушки, известной в г.Воронеже странницы Феоктисты Михайловны, попала ко мне случайно от известной мне лишь по имени (Екатерины) женщины. С просьбой о молитве мне подавалось множество записок. Среди записок имеются такие, в которых просят о молитве за заключённых и за заблудших. Под «заблудшими» я понимал отошедших от веры или хотя на словах и верующих, но живущих беззаконно. За всё время своей службы в б.Девичьем монастыре я неукоснительно каждый праздник и каждое воскресенье, а иногда и на буднях говорил поучение чисто духовного характера, отнюдь не касаясь ни гражданской власти, ни необходимости запасаться теми или иными продуктами. В частности, подобного поучения не говорил и 16 февраля.

После смерти игуменьи ни лично, ни через кого-либо другого никаких слухов по городу не распускал. Ещё менее я виновен в том, чтобы когда-либо побуждал называть себя или сам называл истинным пастырем, в исключительном смысле призванным спасать верующих от тёмных сил адовых большевизма, но не отрекаюсь от того, что считаю себя одним из верных пастырей христовой церкви, обязанных словом, житием, духом, верою и чистотою быть образом для верных и ограждать их от тьмы неверия и исповедую, что по вере моей не только материализм, но и сами «врата адова» не одолеют церкви христовой... С могилы игуменьи я ушел до её закрытия, но действительно благословлял подходивших ко мне, причем, как умел, утешал, но слов «не печальтесь, мы добьёмся своего лучшего» не говорил...

Лицам, приходившим ко мне и вопрошавшим о вступлении в кооперацию, колхозы, коммуны и т.п., участии в новом устройстве сельского хозяйства, всегда отвечал в том духе, что если при этом, как мне известно, не требуется отказа от веры, то, разумеется, в подобном участии греха быть не может»... (см. л.д. 4б, 55, 57, 58).

Из изложенного устанавливается, что гр-н СТЕБЛИН-КАМЕНСКИЙ Иван Георгиевич 1887 г. рождения, сын бывш.тайного советника адмиралтейства и внук губернатора г.Вильны, холост, кончил в 1908 г. морской корпус со званием корабельного гардемарина, до Октябрьской революции служил в Балтфлоте в качестве морского офицера. С 1918 г. по мобилизации служил пом.директора маяков Балтфлота, а с 1920 г. дьякон, в 1923 г. священник гор.Ленинграда, беспартийный, неимущий. В 1921 году арестовывался Ленинградскими] органами ОГПУ по обвинению в укрывательстве контрразведчика. В 1924 г. вновь арестован по обвинению по 68 ст. УК вместе с группой Ленинградского духовенства и осуждён на 3 года Соловецкого концлагеря, а осенью 1927 г. выслан в г.Воронеж на три года с прикреплением, — достаточно изобличается в том, что находясь с осени 1927 года в г.Воронеже, как адмссыльный, являясь по назначению еп.Алексея БУЙ епархиальным благочинным, сгруппировал около себя монашек и антисовэлемент гор.Воронежа и используя религиозные предрассудки масс, распускал через своих приближённых разные антисоветские провокационные слухи, сеющие панику среди населения и подрывающие авторитет и мощь Соввласти и т.д., т.е. в преступлении, предусмотренном ст.58 п.10 УК, а посему

Постановил:

Следдело № 1678 по обвинению свящ.СТЕБЛИНА-КАМЕНСКОГО Ивана Георгиевича в преступлении, предусмотренном ст.58 п.10 УК, направить в Особое Совещание при Коллегии ОГПУ для рассмотрения во внесудебном порядке.

Арестованного свящ.СТЕБЛИН-КАМЕНСКОГО, содержащегося под стражей при Воронежском ИТД, перечислить с 4-го июля с/г содержанием за б-м Отделением СО ОГПУ.

ПРИМЕЧАНИЕ: Вещественных доказательств по делу нет.

4-го июля 1929 г.
гор.Воронеж

Уполномоченный СО (Викторов)
СОГЛАСЕН: НАЧСО (Ильин)
УТВЕРЖДАЮ: ПП ОГПУ по ЦЧО (Апетер)

Из Воронежской тюрьмы о.Иоанн писал своим духовным детям:

Отче Святый! соблюди их во имя Твое (Ин.17:11).

Праздник Усекновения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна

29-VIII/11-ІХ-1929 года

Не умру, но жив буду и повем дела Господни

Господь и Бог наш Иисус Христос благодатию и щедротами Своего человеколюбия да простит вам, возлюбленные чада, вся по немощи содеянные вами согрешения ваши, Сам Он да отрясет вашу греховную скверну, да озарит ваши помышления да известит вас в вере, да утвердит в надежде, да сохранит в любви и да соблюдет вас честными членами Святой Своей Церкви.

Ведает «Седяй одесную Отца» скорбь разлуки пастыря со своей любимой паствой. Ведает «Пастырь Добрый», с какой скорбной силой вырывается в минуту разлуки молитвенное воззвание: «Отче Святый, соблюди их во имя Твое». Ведает Сердцеведец, что делается и в моём сердце при разлуке с вами, возлюбленные во Христе сироты — сестры Покровской обители и все верные Господу прихожане Преображенского храма. Неужели я забуду тех, с которыми утешался общей молитвой и общим по мере сил служением Христу Господу? Неужели я забуду торжественно-радостное и молитвенно-усердное пение девических хоров? Разве не было для меня великою радостью быть свидетелем перед Господом усердия трудившихся в храме и искреннего стремления к чистоте, любви и правде приступавших к Святым Божественным Тайнам? Надо ли мне каждого из вас называть по имени, чтобы вы знали, что всех вас и каждого в отдельности я ношу в своём сердце, вместе с вами скорблю, вместе с вами радуюсь? Или буквы и слова вам могут сказать больше, чем говорили и говорят вам ваши собственные сердца? Если за время моего служения в Воронеже и пребывания среди вас вы, вверенные мне Господом, не чувствовали, что ваша верность Ему для меня дороже собственной жизни, если вы этого не чувствовали, то, увы, ни это письмо, ни какое-либо другое вам этого не откроют. Но если воистину люблю вас любовью Христовой, если я отчасти утешаюсь вашей скорбью, так как она свидетельствует и о вашей ко мне любви, то ныне, расставаясь с вами, отдавая вас под Покров Усердной Заступнице Пречистой Владычице (Она — Мать и Игумения ваша), вручая вас самому Её несравненно больше меня вас любящему Сыну, — ныне хочется мне в последний раз со слезами просить вас: не унывайте никогда, не сомневайтесь в непрестающей любви к вам Начальника Жизни. Помните, что терпеливым перенесением скорбей мы как бы идём навстречу Сошедшему к нам с небес и крест нас ради Претерпевшему; откройте Ему ваши сердца, чтобы Он вошёл в них, чтобы Он вечерял с вами и вы с Ним. Терпите до конца. В ваших немощных сосудах вы сумели пронести драгоценную и спасительную православную веру длинным путём и преодолеть большие препятствия, не разбейте эти сосуды напоследок, чтобы не разлилась Вода жизни, чтобы не напрасными стали все труды ваши. Помните, что посылая скорби, Господь приближает верных Своих к Себе, к Своему Кресту. Не впускайте не только злобы, но и досады в сердца ваши, для этого прежде всего старайтесь жить в любви и мире друг с другом, взаимно прощая все обиды. Научитесь хотя под конец предавать самих себя и друг друга и всю свою жизнь Христу Богу. Сдерживайте себя в каждом слове, в каждой мысли. «Всякое дыхание да хвалит Господа...» Горите пред Господом, как чистые восковые свечи, и старайтесь, чтобы современный ветер не затушил ваш огонёк, старайтесь защищать его от дуновений мирских страстей и суеты — чтением слова Божия, особенно Евангелия и посланий апостольских на русском языке. Храните себя в чистоте, не лгите, не угождайте против совести человеку.

Впрочем, вы во всём этом успеете, если будете постоянно упражняться в молитве, не от себя я учил вас молитве Иисусовой. «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя, грешного». Эта молитва возрастила дух многих подвижников благочестия. Повторяйте её непрестанно, хотя бы с холодной душой, Сам Господь согреет её за постоянство вашего к Нему стремления. Ищите Господа всем сердцем, и Он откроется вам радостно и светло. Ищите Господа, ведь Он недалеко от каждого из нас. Ищите Господа, — вы узнаете радость Его обретения. Сами познаете радость и меня сделаете участником этой радости. Не оставьте этих моих слов пустыми словами, дайте им место в ваших сердцах, ведь эти слова — часть моей души, пусть хоть эта частица моей души останется жить в Воронеже, дайте ей жить в ваших сердцах, жить, а не умирать братья и сёстры. Если вы скорбите о разлуке со мной, если вам больно думать что может быть со временем мы станем чужими друг другу, то будьте особенно внимательны к своей духовной жизни, будьте верны Христу Распятому, и у подножия Его Креста вы, хочу верить, всегда найдёте меня, недостойного. Не отходите от Креста, и мы будем близкими друг другу во всё время нашей разлуки, как долго бы она ни тянулась. Будем вместе верить в спасительность крестных страданий и вместе узнаем радость Воскресения Христова во всем Его свете. «Кресте, ты нам сила буди». Научи нас познанию добровольного смирения, силы и любви ныне вновь носимого Долготерпеливца, чтобы мы с несомненной верой взывали Ему, нас ради во гроб положенному: «Жизнодавче, слава Тебе!» Простите, возлюбленные чада мои во Христе, братья и сёстры, меня, многогрешного, за всё мною по неведению и немощи содеянное, покройте своею любовью мои недостатки и упущения и не уставайте молиться за меня ко Господу, и аз, недостойный иерей властью Его, мне данною, прощаю и разрешаю вас от всех ваших грехов (кроме умышленно утаенных) во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Пока имеется возможность, чаще приступайте к Святой Чаше. Христос посреди нас будет неотлучно. Всем сердцем вас любящий недостойный служитель Распятого Вседержителя

Священник Иоанн Стеблин-Каменский

29 мая власти снова допросили о.Иоанна. Услышав, в чём его обвиняют, священник ответил:

В воронежской тюрьме

Воронежская тюрьма (1930 г.)

Виновным себя в предъявленном мне обвинении не признаю ни в малейшей степени. За всё время своего пребывания в Воронеже как на духу, так и с амвона, и в частных беседах, не столько по страху наказания, сколько по своему миросозерцанию, всегда учил кротости, терпению и покорности гражданским законам. Никого около себя не группировал и оставшись случайно временно исполняющим должность епархиального благочинного, с марта сего года с духовенством епархии имел лишь официальные сношения справочного характера. Распускать какие бы то ни было слухи считаю ниже своего достоинства как служителя духа. Обвинение в агитации о походе держав против советской власти считаю явным показателем совершенно неверной осведомленности ГПУ о моей личности, так как подобная неразумная деятельность совершенно не соответствует ни направлению моих мыслей, ни характеру моих отношений чисто духовно-назидательных к верующим. Слов, приписываемых мне 16 февраля сего года «граждане, хлебных запасов нет, грозит голод, запасайтесь кто может» я также не говорил, и они также мало соответствуют моей деятельности. Никакой агитации в связи со смертью игумении не вёл. Тёмные силы адовы по пониманию Церкви и учению апостольскому ничего общего с политическим устройством страны не имеют и действуют при всяком режиме (наша борьба не против плоти и крови, то есть не с людьми, но против духов злобы поднебесных). Лицам, приходившим ко мне и вопрошавшим о вступлении в кооперацию, колхозы, коммуны и тому подобном участии в новом устройстве сельского хозяйства, всегда отвечал в том духе, что если при этом не требуется отказа от веры, то, разумеется, в подобном участии греха быть не может. Лицам приходившим ко мне из разных мест за помощью от разных болезней я всегда советовал обращаться к врачам, ссылаясь на Священное Писание. Вместе с тем советовал им и причаститься и не отказывал в своей молитве.

4 июля 1929 г. следователи составили обвинительное заключение, в котором говорилось, что священник занимался деятельностью, подрывающей авторитет и мощь советской власти.

16 августа 1929 г. постановлением Особого Совещания при Коллегии ОГПУ о.Иоанн был приговорён к заключению в Соловецкий концлагерь сроком на три года. По прибытии 6 октября 1929 на Соловки о.Иоанн был определён во І-е отделение лагеря. Оттуда он писал в Воронеж одному из прихожан:

1930.23.1.

Дорогой Николай Николаевич.

Письмо

Сердечно благодарю Вас за Ваше ласковое письмо, живо напомнившее мне ту обстановку, где я провёл столько часов, где я отдыхал не столько в дружеской беседе, как в сознании всем существом того искреннего родственного отношения, которым Вы и о.В. меня баловали. В Воронеже вообще меня ценили не по заслугам. Я часто себя чувствовал золушкой в золотой карете. Кому как не мне известно, что я действительно знаю, что я действительно читал, как я действительно трудился, как я в действительности сам по себе заслуживаю того, что мне воздавали как служителю Вседержителя. Сам по себе я действительно золушка, но силою Божиею я действительно, как это мне самому ни удивительно, имею не только одежду, но и внутренний облик служителя Духа. Дорожа этой незаслуженной ко мне милостью свыше, я понимал всю ответственность, с нею связанную, считался с нею по мере сил и постоянно жил в известном напряжении.

У нас до сих пор не было настоящих морозов, и, строго говоря, хорошенького санного пути ещё тоже нет. Однако я милостью Божиею здоров, по крайней мере все члены действуют без отказа и без боли.

В этом отношении мне гораздо лучше, чем в прошлом году. Но всё же скоро уже наступит зима и, думаю, с большими морозами, так как средняя температура года почти неизменна. Хорошо, у кого есть запас топлива и тёплая одежда. Для него зимняя стужа лучше тёплой осени. Я лично, как всё имею, боюсь холодов лишь за других. Во всяком случае, уже конец января, и через два месяца дело пойдёт к теплу.

Я здесь живу не совсем так, как Вы себе представляете. Моя работа протекает хорошо знакомым мне руслом, но не тем, которого ищет моя душа. Ну что ж, видимое внешнее есть образ невидимого внутреннего. Бывает и для души зима, которую мы должны уметь переживать. Любовь близких людей, как солнечные лучи, несёт сердечное тепло через огромные пространства, не только не теряя своей силы, но, наоборот, давая эффект тепла только достигнув объекта действия. Всё, что я имею, всё, что я получаю, так много мне говорит о любви близких, что моё сердце согрето на многие годы, хотя бы зима души продолжалась без перерыва.

Я пишу Вам в первый раз и может быть, писать больше не буду, но знаю, что Вы и все, кому я не пишу, но кого искренне люблю чувствуют моё желание всегда быть с вами, чтобы вместе делить скорби и радости, чтобы вместе идти крестным путём к Воскресению навсегда. Меня страшит не крестный путь а, наоборот, когда мне живётся слишком хорошо, я всё боюсь, уж не свернул ли я с тесного пути, ведущего к Жизни, и не попал ли на широкую дорогу, заманчивую лишь до времени.

Господь да благословит всех вас, да сохранит и управит вас. Я готов сам терпеть побольше, лишь бы Он излил обильно Свою милость на тех, кого мне временно вверил.

Искренне любящий вас

священник Иоанн Стеблин-Каменский

На этот раз пребывание о.Иоанна в Соловецком концлагере было недолгим. Начальник 6-го отделения СО ОГПУ Тучков в 1930 г. развернул энергичную деятельность, направленную на уничтожение церковно-священнослужителей. 23 апреля 1930 г. в Соловецкий лагерь поступило распоряжение об аресте и отправке в Воронежское ОГПУ священников Николая Дулова и Иоанна Стеблин-Каменского. 5 мая о.Иоанн был доставлен в Воронежскую тюрьму. Историк М.Шкаровский называет другие даты: 20 февраля — арест и 5 марта — тюрьма.

Архивно-следственное дело № П-24705 «Церковно-монархической организации “буевцы”» в Центрально-Черноземной области (февраль-июль 1930), по которому проходил о.Иоанн, было возбуждено ПП ОГПУ по ЦЧО, и состоит из семи томов. В феврале-марте арестованы 134 человека, а всего привлечено 492 человека. Обвиняемые содержались в Воронежской тюрьме, следствие вело ПП ОГПУ по ЦЧО. К делу в качестве вещественных доказательств приобщены документы: более десяти воззваний, писем, обращений, брошюра «Что должен знать православный христианин» и др.

Первый допрос новоприбывших обвиняемых был 15 мая. Священник Николай Дулов, быв сломлен жесточайшим в мире репрессивным аппаратом, согласился давать нужные следствию показания, и следователю оставалось только доказать наличие близкого знакомства между священниками. Отец Иоанн на вопросы следователя отвечал:

В бытность мою в Воронеже на свободе священник Дулов приезжал в Воронеж два раза; один раз на Троицу (в начале июня) 28-го года, а второй раз в ноябре того же года. Оба раза мы виделись с ним в храме, причём первый раз он служил в соборе с причтом бывшего Девичьего монастыря, а второй раз лишь присутствовал на службе. После первой службы я пригласил его со мной пообедать. Никаких совещаний священников с участием Дулова не устраивалось. Никаких брошюр священник Дулов мне не привозил; брошюра «Что должен знать православный христианин» мне не знакома. Вообще я интересовался лишь мнениями авторитетных иерархов, а не безличными брошюрами.

20 мая о.Иоанну было предъявлено обвинение в том, что он «распространял церковно-монархические листовки и брошюры и распространял разного рода антисоветские провокационные слухи и вёл агитацию против всех мероприятий советской власти в области коллективизации, индустриализации СССР, имея конечной целью подготовить верующую массу к выступлению против советской власти, свержению её и восстановление монархии. В результате вышеизложенного во многих районах Центральной Черноземной области были массовые выступления населения против советской власти и её мероприятий».

Позднее в материалах следственных дел о.Иоанн Стеблин-Каменский был назван одним из инициаторов антисергианского движения в Воронеже, которое формировало тогда общественное мнение в городе. В протоколе допроса о.Сергия Бутузова сказано: «...они создали то твёрдое настроение массы, которое за собой увлекло всё воронежское духовенство».

Согласно материалам следственных дел, для осуществления практического руководства «буевским» движением в Воронеже вместо легального благочиннического совета была создана тайная коллегия по управлению епархией (пресвитерианский совет) из пяти человек. Председателем её стал прот.Иоанн Стеблин-Каменский, членами — священники о.Сергий Гортинский, о.Евгений Марчевский, о.Иоанн Житяев и архим.Игнатий (Бирюков) — епархиальный духовник, возглавлявший иосифлянское монашество Центрально-Чернозёмной области. Коллегия имела в епархии широкую сеть разъездных пропагандистов-связистов, главными из которых названы архим.Тихон (Кречков), игум.Иоанникий (Яцук), иеромон.Мелхесидек (Хухрянский), миряне Поляков, Карцев, Карельский... После ареста о.Иоанна тайную коллегию возглавил священник Сергий Гортинский, в её состав в качестве секретаря ввели настоятеля церкви Алексеевского монастыря о.Феодора Яковлева. Удалось наладить общение и с находившимся в лагере Еп.Алексием.

Одним из основных пунктов обвинения на следствии являлась агитация среди крестьян и непосредственное участие «буевского» духовенства в массовых крестьянских выступлениях. Алексеевскому монастырю следствием была отведена роль места, где в 1929 г. — начале 1930 г. периодически проводились совещания «буевского» руководства для координации работы среди крестьянства. Дело фабриковалось по обычному для красных головорезов сценарию, и показания из подследственных старательно выбивались натренированными палачами.

Ознакомившись с обвинительным заключением, о.Иоанн стал писать, что с обвинением не согласен и объяснять почему, но дописать ему не дали. Однако священник потребовал, чтобы ему дали возможность ответить на предъявленное обвинение. Через два дня следователь разрешил ему написать объяснительную записку. Отец Иоанн написал:

В предъявленном мне обвинении виновным себя категорически не признаю. В монархической церковной организации я не состоял. Ко мне приезжали по церковным делам крестьяне, члены общин и духовенство, и из ближних сёл чернички. Никаких бесед организационных, политических я не вёл ни с кем.

14 июля 1930 года было предъявлено постановление об окончании следствия. 23 июля обвинительное заключение было отправлено в Коллегию ОГПУ. 28 июля Коллегия рассмотрела «дело» и приговорила всех обвиняемых по этому «делу» к расстрелу.

Вечером 2 августа был объявлен приговор. В десять часов вечера в окрестностях Воронежа о.Иоанн был расстрелян. Вместе с ним были расстреляны священники Тихон (Кречков), Александр (Архангельский), Сергий (Гортинский), Феодор (Яковлев), Георгий Никитин, иеромонахи Георгий (Пожаров) и Косма (Вязников), а также миряне: М.П.Тымчишин, Евфимий Гребенщиков и Пётр Вязников.

АКТ

2 августа 1930 г., Мы, нижеподписавшиеся, — Комендант ПП ОГПУ по ЦЧО т.ПУЛЬХРОВ, Пом. Нач. Школы 11-го Ковполка т.КОВРИГА и сотрудник ПП ОГПУ по ЦЧО т.БЕЛОТЕЛОВ — составили настоящий акт в том, что на основании постановления Коллегии ОГПУ от 28 июля 1930 г. привели в исполнение приговор ВМН (РАССТРЕЛ) над следующими лицами:

  1. СТЕБЛИН-КАМЕНСКИЙ Иван Георгиевич, 1887 г.,
  2. КРЕЧКОВ Тимофей (Тихон) Ульянович, 1862 г.,
  3. ГОРТИНСКИЙ Сергей Дмитриевич, 1889 г.,
  4. ЯКОВЛЕВ Феодор Михайлович, 1897 г.,
  5. АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Николаевич, 57 л.,
  6. НИКИТИН Георгий Никитович, 1870 г.,
  7. ТЫМЧИШИН Марк Петрович, 1882 г.,
  8. ГРЕБЕНЩИКОВ Ефим Никифорович, 26 л.,
  9. ВЯЗНИКОВ Пётр Михайлович, 54 г.,
  10. ПОЖАРОВ Георгий Дмитриевич, 1886 г.,
  11. ВЯЗНИКОВ Козьма Трофимович, 1872 г.

в 2 часа за г.Воронежем.

Комендант ПП ОГПУ(Пульхров)
Пом. Нач. Школы(Коврига)
Надзиратель(Белотелов)

Источники

  1. Лыско Вера Александровна. Воспоминания. Рукопись.
  2. Верещак-Сергеева Надежда Адольфовна. Воспоминания. Рукопись.
  3. Протопресвитер М.Польский. Новые мученики Российские, т.2 Джорданвилл, 1957, с.191-193.
  4. Православная жизнь. 1995, № 8, с.4-16.
  5. За Христа пострадавшие. Гонения на Русскую Православную Церковь. 1917-1956. М., 1997, с.112.
  6. Дворянский календарь. Тетрадь 5. СПб., 1998, с.102-104.
  7. Архив УФСБ РФ по Воронежской обл. Арх. № П-24705, т.1, л.1, 55-57, 80, 82, 88; т.2, л.100-102,
    146-148; т.3, л. 210-211, 216-217, 219, 224-225, 282, 304-310, 325-327, т.4, л. 497-508, 610-614.
  8. Архив УФСБ РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской обл. Арх. № П-82582, л. 393-395, 398, 400, 410.
  9. М.В.Шкаровский. Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви. СПб., 1999.
  10. ЦДНИ ВО, ф.9323, оп.2, д.П-24705.
СодержаниеПисьма
Используются технологии uCoz