Глава 3

Краткий обзор материалов следствий по групповым делам ИПЦ

1928 — 1934

Начальнику С<екретного> О<тдела> ОГПУ
тов. АГРАНОВУ, Москва
.

В порядке циркуляра ОГПУ № 30/СОУ от 28.01.31, п.10 препровождается обвинительное заключение по делу <...> церковно-монархической организации «ИСТИННЫЕ» для указания о дальнейшем направлении дела.[1]

В рассматриваемый период аналогичные шифротелеграммы направлялись в Москву из многих регионов, сигнализируя о завершении на местах этапов масштабной операции ГПУ по вскрытию и ликвидации филиалов так называемой «Всесоюзной контрреволюционной церковно-монархической организации “Истинно-Православная Церковь”» (ИПЦ).

Начало операции следует отнести к концу 1928, когда органам ГПУ из полученных с мест агентурных сообщений стало известно о широком распространении движения ИПЦ и были выявлены архиереи, возглавляющие епархии ИПЦ. Необходимо отметить, что для успешного проведения операции, т.е. одновременных массовых арестов ИПХ по заданным регионам, с 1925 чекистами было внедрено в приходские общины ИПХ большое число «добровольных помощников» из церковного клира и «активных» прихожан. О масштабе созданной осведомительской сети на местах говорят, например, представленные в Москву чекистами Украины цифры и обоснование «Сметы расходов органов ГПУ по обслуживанию религиозных и сектантских группировок» на первое полугодие 1928. Здесь в графе сметы — «синодальцы и тихоновцы» — читаем:

Синодальное движение используется нами для разложения тихоновщины, как группировки крайне реакционно настроенной и имеющей большой авторитет среди верующей массы. Руководство работой синодальцев, в целях успешного разложения тихоновщины, возможно при наличии секретных работников как в той, так и в другой группировке, посредством коих возможно будет проводить желательную для нас линию. С этой целью в прилагаемую смету мы вносим минимальное количество осведомов, по 2 человека на группировку в каждом округе. Количественный состав осведомителей по каждому округу, конечно, превышает выставленную нами цифру 2-х осведомов, но мы исходили из того, что Окротделы будут оплачивать наиболее ценное осведомление, через которое возможно проводить церковную политику.[2]

Согласно смете по графе «синодальцы и тихоновцы», на работу только по Украине на первое полугодие 1928 чекистами было запрошено 9840 руб., причём в эту сумму не включались командировочные расходы секретных сотрудников и их руководителей, они шли отдельной строкой. Похоже, работа была выполнена успешно. О её результатах в сводном отчёте ГПУ докладывалось:

В СО ОГПУ стали поступать агентурные сведения о том, что церковное движение «иосифлян», быстро организационно оформившись, активизировалось в направлении политической борьбы с соввластью <...> Прикрываясь религиозными формулами, борьбой против «легализации» Церкви за «чистоту православия», члены группировки вели монархическую пропаганду, и к 1929 году группировка оформилась в подпольную контрреволюционную организацию повстанческого характера.[3]

В итоге в марте-октябре 1929 чекистами был проведен первый этап операции: массовые аресты ИПХ прошли в Москве (Дела № 71728, 59876, 28850, 37453 и др.), Ленинграде (Дело № 1931), Воронеже (Дело № 70993), Вятке, Ярославле (Дела № 25/265 и 179) и в других городах и областях. О размахе операции говорит количество арестованных священнослужителей за 1929 — более 5000 человек, что почти в три раза превышает количество осуждённых клириков в 1928. Эти данные не учитывали верующих, арестованных по групповым делам ИПЦ. Среди арестованных руководителей были: архиеп.Димитрий (ЛЮБИМОВ), архиеп.Варлаам (РЯШЕНЦЕВ), еп.Алексий (БУЙ), еп.Марк (НОВОСЁЛОВ), еп.Максим (ЖИЖИЛЕНКО) и еп.Николай (ГОЛУБЕВ).

Своей важной победой по завершению первого этапа операции чекисты считали арест ядра ленинградской группы ИПХ. По результатам предварительного следствия они докладывали, что политические установки к/р монархической организации церковников «Истинного православия» были достаточно ярко вскрыты ещё при первом, частично нанесенном ударе по головке Церковно-административного Центра в Ленинграде в 1929 году. Идейным руководителем иосифлян, по версии следствия, являлся митр.Иосиф (ПЕТРОВЫХ), фактическим руководителем «Церковно-административного Центра ИПЦ» в составе девяти человек — архиеп.Димитрий (ЛЮБИМОВ).

Вынужденные показания арестованных на допросах, а также сообщения «добровольных помощников» дали следствию необходимые сведения о связях арестованных с группами ИПЦ в других регионах. В «Обвинительном заключении» по групповому делу «Церковно-административного Центра в Ленинграде» представлен подробнейший план-схема «Всесоюзной контрреволюционной церковно-монархической организации ИПЦ» со всеми «филиалами», с указанием имён их руководителей.

Согласно этому плану, центр иосифлян в Ленинграде был тесно связан через верных архиереев с городами: Москвой, Воронежом, Вяткой, Киевом, Новгородом, Новомосковском, Одессой, Псковом, Серпуховом, Стародубом, Харьковом, Ярославлем, а также с регионами: Крымом, Кубанью и Северным Кавказом. Через еп.Дамаскина (ЦЕДРИКА) поддерживалась связь с ссыльным митр.Петром (ПОЛЯНСКИМ). В дальнейшем и аресты производились по этому плану, причём как священнослужителей, так и активных членов «двадцаток» церквей.

С сентября 1929 по апрель 1930 был осуществлён второй этап операции. Он, в основном, был нацелен на Украину (по делу № 2253 арестовано 136 человек), Центрально-Чернозёмную область (по делу № 102384 арестовано 134 человека), Черноморье и Северный Кавказ (по делам № 2076, 1448 и 660 арестовано 157 человек). Среди арестованных руководителей следует назвать еп.Павла (КРАТИРОВА), еп.Варлаама (ЛАЗАРЕНКО) и еп.Иоасафа (ПОПОВА).

На третьем этапе — с апреля по декабрь 1930 — были проведены аресты в столицах, а также в областях Центрально-Чернозёмной области, на Украине и в Белоруссии. По групповому делу «Всесоюзного Центра ИПЦ» (по делу № 100256 арестовано 32 человека) среди арестованных были митр.Иосиф (ПЕТРОВЫХ) и уже осуждённые, но привлечённые к следствию по новому делу архиеп.Димитрий (ЛЮБИМОВ), еп.Марк (НОВОСЁЛОВ) и еп.Алексий (БУЙ).

О масштабах проведенной в 1930 операции можно судить по числу арестованных по делам ИПЦ — свыше 13 000 священнослужителей, что более чем в 2 раза превышало количество осуждённых в 1929.

Полученные следствием новые «признания» на допросах дали основание ГПУ для осуществления четвёртого этапа операции. В начале 1931 прошли повторные массовые аресты в Московской (по делам № 3015 и 6944 арестовано 123 человека), Ленинградской, Псковской и Новгородской областях (по делам № 3647 и 2200 — 160 человек). Среди арестованных архиереев были еп.Сергий (ДРУЖИНИН), еп.Василий (ДОХТОРОВ) и уже осуждённый, но привезенный с Соловков на новое следствие еп.Максим (ЖИЖИЛЕНКО).

С июля 1931 по апрель 1932 поле деятельности чекистов значительно расширилось. Массовые аресты прошли повторно не только в Московской (по делу № 123373 арестовано 75 человек), Ленинградской, Воронежской, Вятской и Уфимской областях (по делу № 1572 арестовано 101 человек), на Украине и в Белоруссии, но также в Сибири и Северном крае. Среди арестованных архиереев можно назвать архиеп.Андрея (УХТОМСКОГО), еп.Серафима (ЗВЕЗДИНСКОГО) и еп.Гавриила (КРАСНОВСКОГО).

Число арестованных священнослужителей в период 1931-1932 превысило 19000 человек. Наиболее активно чекисты действовали в Москве и Московской области, с гордостью рапортуя, что в итоге этой работы почти повсеместно были выявлены и ликвидированы филиалы и ячейки этой организации с общим количеством участников свыше 4000 человек.

К началу 1933 движение ИПЦ, заявляющее о себе как открытое, практически было уничтожено. Оставшиеся на свободе архиереи и клирики перешли на нелегальное положение, проводя тайные службы и посвящения духовенства на квартирах, что значительно усложнило работу чекистов. В отчёте ГПУ за 1932 подчёркивались сложности работы в связи с изменившимися методами деятельности клириков ИПЦ: Новая форма борьбы с соввластью — институт тайного священства и монашества — распространилась по всему Союзу и, невзирая на почти полную ликвидацию очагов «истинного Православия», продолжает существовать и проводить свою контрреволюционную работу.

О масштабе завершившейся операции по ликвидации легального движения ИПЦ красноречиво говорят следующие цифры. Так, число арестованных священнослужителей ИПЦ за пять лет, с 1929 по 1933, в семь раз превысило число осуждённых по групповым делам церковников за аналогичный, пятилетний, период, с 1924 по 1928. К сожалению, о количестве верующих — истинно-православных христианах, осуждённых в те же годы по групповым делам ИПЦ, сообщить точные цифры не представляется возможным. Но даже приблизительные расчёты, в зависимости от региона, дают 2-5-кратное увеличение количества осуждённых.

Примечания

  1. Следственное дело НОВОСЁЛОВА-ЛОСЕВА // Центральный Архив.
  2. Объяснительная записка к смете расходов на работу ГПУ среди религиозных группировок на первое полугодие 1928 года // Архив ЦГАОО Украины
  3. Далее все документы, кроме особо отмеченных случаев, цитируются по: Следственное дело НОВОСЁЛОВА-ЛОСЕВА // Там же.
Глава 2СодержаниеГлава 4
Используются технологии uCoz