Приложение 6

Стихотворения, распространявшиеся по церквям и изъятые при обысках

Декрет Ленина к Богу

Товарищ Бог, тебя не знаю,
Я с небом дела не имел,
Открыта мне дорога к раю,
Хотя бы ты и не хотел.

Я ЛЕНИН, Комиссар народный,
Народа Русского глава,
Минутки нет от дел свободной,
О небе вспомнил я едва.

Я на земле уж всё устроил,
Декретов целый ряд издал,
Штыком буржуев успокоил,
В святыни ядрами стрелял.

Я уничтожил суд буржуйный,
Народу землю передал,
И сокрушил, как ветер буйный,
Весь буржуазный ритуал.

Чины долой, на званья мода
Прошла, не надо орденов.
Да здравствуют сыны народа,
Которые все без штанов.

Долой приличия вериги,
Крахмальные воротнички.
Отныне только немец в Риге,
Пускай сморкается в платки.

Республиканцу неприлично
Буржуйским действовать платком,
Свободный нос он свой отлично
Очистить может и перстом.

Пришёл конец интеллигентам,
Успехов в жизни больше нет
И инженерам, и студентам...
Прощай, пленительный балет.

Ты без лица, зато в трёх лицах.
А я всегда с одним лицом,
Но депутатом в двух столицах
Огромным выбран большинством.

Пришла на смену жизнь иная,
Я никого не обманул,
И, разрушая и дерзая,
Лишь всё вверх дном перевернул.

Солдат командует войсками,
Обезоружен генерал,
Буржуи стали бедняками,
И обезврежен капитал.

Больницей правит старший дворник,
Директор банка — мародер,
И на печать надел намордник
Народный цензор — полотёр.

Долой врачей и акушерок,
Нужды в них более уж нет,
Эс-деки, также и эс-еры
Без них повылезут на свет.

Я упразднить намерен банки,
Затеи сытых богачей,
Пусть дома держат деньги в банке
Из-под варенья иль сельдей.

Всеобщий мир мной предназначен,
Уже не за горами он,
И Главковерхом мной назначен
КРЫЛЕНКО — вражеский шпион.

Как видишь, на земле повсюду
Совершены мной чудеса,
И было бы теперь не худо
Приняться мне за небеса.

С тобой, как с равным, говорю я,
Ты шар земной создал когда-то,
А я жизнь новую творю
И натравил на брата брата.

Социализма цитадель
В России пышно расцветёт,
И скоро верный мне Викжель
К нему дорогу проведёт.

Декретом сим повелеваю
Я: ангелов всех распустить,
Буржуев всех изгнать из рая
И в ад на угли посадить.

Лишить чинов всех херувимов
И серафимов крыл лишить,
А крылья те из стран незримых
На землю мне препроводить.

Святых всех мигом упразднить
И новых не иметь в дальнейшем,
Луны и звёзды подчинить
Моим веленьям премилейшим.

Намереньям луны кадетам
КОРНИЛОВУ путь освещать,
Отдать приказ другим планетам
Лучам луны путь заграждать.

И с комиссаром я шпика
Или охранника лихого
Пошлю на небо, а пока
Декрет мой разобрать толково.

Прочесть на небе всенародно,
Послать указы в рай и ад,
Ура! Да здравствует свободный
Небесный пролетариат!

С начала мира и доныне
Всегда ты был небесный царь,
И думал далее в гордыне
Именоваться, как и встарь.

Но не забудь, войны пожар
Уж стёр с лица земли тиранов.
И ты лишь неба комиссар,
Не будь я ЛЕНИН иль УЛЬЯНОВ.

Апрель 1918 [1]

Ответ на вопрос вольнодумца

Говорят, что им не надо
Ни законов, ни преград,
В произволе вся услада —
Им не страшен вечный ад.

И безбожным злым ученьем
Заразили всех детей.
И не учат их почтенью,
Даже родственник — злодей.

Над народом вольнодумным
Совершит Бог страшный суд,
И все злые богоборцы
В муку вечную войдут.

Очутятся люди-звери
Под проклятием навек,
И не вспомнит богоборцев
Бог и добрый человек.

Октябрь 1930 [2]

* * *

О коммуне наше слово,
Ильичу спою куплет.
Вышиваю для милого
Левантиновый жилет.

Учредилку вы сменили:
Вот России повезло,
«Без меня меня женили,
Меня дома не было».

Хороша «коммуна» ваша —
В ней не жизнь, а прямо рай.
«Пой, пляши, кружись, Параша,
Руки в боки подпирай».

С нею Ленинские дети
Хлопотали без конца...
«Тятя, тятя, наши сети
Притащили мертвеца».

Нет у нас чугунки боле,—
Это славно, как ни кинь,
«Еду, еду в чистом поле,
Колокольчик динь-динь-динь».

Нет ни дров, ни керосина,
Без свечей сидит семья...
«Догорай, моя лучина,
Догорю с тобой и я».

Усовдепить шубу силой
Может всяк, кому не лень...
«Скинь мантилью, ангел милый,
И явись, как майский день».

Незасеянное поле
Сторожит комбед один...
«Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин».

Комитет фабричный бродит,
Не дымит труба давно...
«Солнце всходит и заходит,
А в тюрьме моей темно».

Но Продком не унывает,
Всё «авось», да «не беда».
«Птичка Божия не знает,
Ни заботы, ни труда».

Нам уж ЛЕНИН — видят боги —
Всё хозяйство укрепит
«Уши врозь, дугою ноги,
И, как будто, стоя спит».

В нашем счастии уверясь,
Лёва Троцкий горд и мил:
«Распахнул я лихо ферязь,
Шапку-соболь заломил».

И Чичерин наш не дремлет,
Всей Европе тон даёт...
«Птичка гласу Бога внемлет,
Встрепенётся и поёт».

В Совнаркоме в скучном споре
Жаль, охрипли все давно...
«Нелюдимо наше море,
День и ночь шумит оно».

А в деревне дел настряпать
Ухитрились молодцы,
«Лапоть, лапоть, лапоть, лапоть,
Ни гу-гу, и ни цы-цы».

Нас Стеклов, не одобряя,
Уличит во всех грехах.
«То взлетая, то ныряя,
Скачет, лая впопыхах».

Иль потянет Чрезвычайка,
Проверяющая Русь...
«Делать нечего... хозяйка,
Дай кафтан, уж поплетусь».

С Совнаркомом тесно спаян
Там Дзержинский — хоть куда,
«Что ты ночью бродишь, Каин,
Чёрт занёс тебя сюда».

Лацис с Петерсом не праздны,
Шасть, глядишь — уж на дворе.
«Закружились бесы разны,
Словно листья в ноябре».

Ах, пришли вы, словно тати,
А уйдёте — кто не рад,
«И прекрасны вы некстати,
И умны вы невпопад».

Март 1931

* * *

Почему священников попами
Назвать похвально, им грозя?
А евреев попросту жидами
Назвать зазорно и нельзя?

Март 1931 [3]

* * *

В былые времена в тюрьму сажали вора,
Теперь совсем, совсем наоборот:
Что скроешь от воров, что не отдашь им скоро,
За всё тебе тюрьма и злая ссылка ждёт.

Март 1931

* * *

Кто нахальней, кто безбожней,
Кто ругается сильней,
Вот кому теперь возможней
Жить под гнётом наших дней.

Кто ж хоть чуточку скромнее,
Кто лукавить не привык,
Тот от голода синеет
И кусает свой язык.

Так и было, так и будет,
Пока мир лежит во зле,
Пока свыше не рассудят
Обо всём, что на земле.

Лишь в одном они бессильны:
Их тяжёлая пята,
Что пузырь летает мыльный
Перед силою креста.

Март 1931

* * *

Дьявола антихристова рвань,
Ныне явно ведёт с Церковью брань,
Мы же содействующе Христу
Дадим решительный отпор врагу.

Враг не дремлет
Пусть всяк сему внемлет,
Но и гибель врага
Не дальше, чем день, близка.

1931

Примечания

  1. Следственное дело А.А.КОНКИНА // ЦГАМО. Ф. 4613. Оп.1. Д.583.
  2. Следственное дело А.Е.ЛЕВКОВСКОГО и др.// Архив УФСБ по Москве и Московской области.
  3. Здесь и далее по: Следственное дело НОВОСЁЛОВА-ЛОСЕВА и др.// Центральный Архив ФСБ РФ.
Участники Кочующего СобораСодержаниеСоловки
Используются технологии uCoz