Допросы Александры Фёдоровны Пирек

Пирек Александра Францевна

Пирек Александра Францевна
(Фото из следственного дела № 19973, л.89а)

Протокол допроса обвиняемого

1935 г. Января месяца «2» дня, Уполномоченный УГБ Одесского Облуправления НКВД — Поскрипка допросил в качестве обвиняемой гр. Пирек, которая дала о себе такие сведения:

  1. Фамилия, имя и отчество — Пирек Александра Францевна.
  2. Возраст — 1900 г.
  3. Место рождения — г.Одесса.
  4. Социальное положение — домашняя хозяйка.
  5. Имущественное положение — нет.
  6. Гражданство — УССР.
  7. Образование — среднее.
  8. Национальность — чешка.
  9. Семейное положение — девица.
  10. Категория воинского учета —
  11. Профессия — не имеет, в прошлом учительница.
  12. Место службы и должность или род занятий — без определенных занятий.
  13. Сведения о судимости и нахождении под следствием — нет.
  14. Партийная принадлежность — б/п.
  15. Состоит ли в Профсоюзе — не состоит.
  16. Точный адрес — г.Одесса, Дзержинского, 46, кв.8.
  17. Социальное и политическое прошлое — дочь учительницы.

Будучи допрошенной по существу дела обвиняемая показала следующее:

Родилась и проживала всё время я в г.Одессе со своей матерью. Отца своего я совершенно не знаю. Мать была учительницей. С матерью я жила до 1908 г., а затем ввиду смерти была на воспитании подруги матери Старченко. Училась я в одесской гимназии. Окончила 7 классов гимназии. В 1917 году приблизительно, я начала учительствовать. Была воспитательницей в детских садах г.Одессы с перерывами до 1922 года. После этого я, не помню в каком году, несколько месяцев проработала переписчицей в (неразборчивое слово) и после этого нигде не работала. Средством к существованию у меня являются случайные поденные работы.

Проживаю я на одной квартире с Штейман Марией Александровной — старуха 55 лет (старая дева) и Анастасией Илларионовной Яниной — старухой. С ними я проживаю тринадцать лет. Штейман работает уборщицей детской экскурсионной базы.

До 1925 года я была католичкой. В 1925 году приняла православие. Лет 6 тому назад я познакомилась с монашкой Марией Георгиевной Хаданович. Познакомила меня Евдокия Карповна (фамилии не знаю). После познакомилась со священником Трехбратским Георгием. Мария Хаданович и Трехбратский Георгий мне тогда разъяснили истину православия и об отступлении тихоновского и др. духовенства от православия. Как они тогда мне разъяснили, я не помню. После их разъяснений я перестала посещать церкви и участвовать в богослужениях и стала проводить только читку акафистов. Участвовали в таких читках я, монашка Мария Георгиевна и Трехбратский. Читку акафистов проводили на могиле священника Ионы Атаманского, а затем по квартирам. Впоследствии в результате разъяснений среди верующих Трехбратским Георгием к нам стали примыкать ряд других лиц. На сегодняшний день насколько мне известно Трехбратский Георгий в число своих единомышленников завербовал кроме меня: Хаданович Марию Георгиевну, Параскеву Парамоненко, Анастасию Афанасьевну — фамилию не знаю, по профессии она повариха, Марию Терентьевну Саркисову, Александру Евгеньевну — фамилию не знаю, проживает по ул. Штиглица, 4, Александру Афанасьевну — фамилию не знаю, проживает по ул. Гоголя, Акилину — фамилию не знаю. Все эти лица и являются членами единой православной церкви и составляют в г.Одессе свой кружок единомышленников.

Вдохновителем данного кружка является Трехбратский Георгий. Указанные лица периодически собирались у меня на квартире, где и читались акафисты. Читку акафистов проводил Трехбратский Георгий. Кроме акафистов я читала стихотворение «Церковный звон». Стихотворение это написано в контрреволюционном духе. Это стихотворение я переписала себе в свою тетрадь из заметок умершей тётки Елизаветы Седовой быв. домовладелицы г.Одессы. Седова умерла в прошлом году.

Один экземпляр этого стихотворения «Церковный звон», написанного на листке бумаги зелёного цвета, я лично передала члену нашего кружка Параскеве Парамоненко. Стихотворение это применяется для читки как молитвенное.

Вопрос: Какие беседы вы проводили на устраиваемых нелегальных собраниях кроме читки акафистов и стихотворения «Церковный звон».

Ответ: Вели разговоры религиозного и частного характера.

Показание с моих слов записано правильно, мне зачитано, в чем и расписываюсь. Показание буду продолжать.

А. Пирек

Допросил Поскрипка

Протокол допроса от 11 января 1935 г.

Вопрос: У кого вы давали частные уроки.

Ответ: Частные уроки я давал в прошлом году мальчику Саркисовой Марии Терентьевны. Лет 5-6 тому назад я давала частные уроки мальчику Грузинского — имени не знаю, проживающему по ул.Мастерской, 23 г.Одессы. Тут я кроме общеобразовательных предметов преподавала мальчику закон божий, рассказывала о боге и учила молитве.

Больше частных уроков с преподаванием закона божия я не помню.

Кроме того при посещении квартир людей и знакомых я рассказывала детям о житиях разных святых и проч.

Где и с кем я вела такие беседы я не помню. По профессии я учительница, но в школе не учительствую потому, что чувствую себя для этого слабой и потому что нельзя там преподавать закон божий.

Вопрос: Кто из духовенства примыкал к вашей группе истинно-православных.

Ответ: Из духовенства кроме покойного священника Ионы Атаманского и Трехбратского Георгия никого больше не знаю.

Слыхала много как о православном священнике об Иванове Владимире, но он к нашей группе не принадлежит так как он служит в церкви.

Много приходилось мне слыхать как о православном о каком-то страннике Леониде Васильевиче. Фамилии его не знаю. Много также с ним не знакома. В прошлом году мне как-то говорила монашка Мария Хаданович, что приехал в Одессу Леонид Васильевич. Она отзывалась о нём как о хорошем христианине. От некоторых мирян слыхала, что он им не нравится потому, что он благословляет. Слыхала также, не помню от кого, что Леонид Васильевич был в ссылке и часто ездил на Кавказ.

Вопрос: Что вам известно об Андриевском.

Ответ: С Андриевским я познакомилась на его квартире. Он проживает на квартире Циклопуло Евгении Дорофеевны по ул.Лассаля. К нему я зашла я с Трехбратским Георгием. Побыла я там недолго, т.к. Трехбратский уезжал из Одессы и я его провожала на вокзал.

На религиозную тему разговоров у нас тогда не было. Трехбратский высказывал Андриевскому свою мысль о том, что он связался с какой-то женщиной и считает это грехом. Андриевский его успокаивал. Кроме того дала читать романс «Монашка».

Об Андриевском Трехбратский высказывался как о хорошем человеке, с которым можно поговорить о религии.

Вопрос: Кто ещё состоит в вашей нелегальной группе кроме лиц, о которых вы указали в своем предыдущем показании.

Ответ: Больше никого не знаю.

Вопрос: Какие группы истинно-православных вы ещё знаете.

Ответ: Слыхала от Марии Хаданович, что в г.Херсоне есть группа православных, но мы их не считаем православными потому что они молятся с еретиками.

Вопрос: Какие беседы проводились на религиозных собраниях.

Ответ: Вели беседы религиозного характера. Говорили о том, что сейчас в церкви на престоле сатана, который правит церковью. Касаясь вопросов власти, говорили о том, что Советская власть послана верующим в наказание и следовательно Советской власти нужно не радоваться, а скорбеть, печалиться и для верующего существование советской власти должно быть тягостным горем. Так я понимаю и так я объясняла верующим, которые ходят в церковь.

Показание с моих слов записано правильно, мне зачитано, в чем и расписываюсь. Показание буду продолжать.

А. Пирек

Допросил Поскрипка

Протокол допроса от 16 января 1935 г.

Вопрос: Где и какую литературу вам приходилось читать по вопросам истинно-православной церкви.

Ответ: По вопросу истинно-православной церкви я читала разные воззвания у Параскевы Яковлевны. Содержание этих воззваний не помню.

Вопрос: Какие беседы проводились вами и Трехбратским на нелегальных собраниях вашей группы.

Ответ: У меня на квартире помню вели беседы о кончине мира, о приходе антихриста, что сейчас коллективно воцарился антихрист, что антихрист будет править три с половиной года, а дальше будет кончина мира.

Говорили о том, что сколько бы Советская власть не просуществовала, но она всё равно переменится.

Вопрос: Кому вы давали читать стихотворение «Церковный звон».

Ответ: Кроме тех лиц, которым я переписала и дала это стихотворение, а именно Трехбратскому и Параскеве Яковлевне, я давала читать стихотворение Александре Еремеевне. Больше не помню.

Показание с моих слов записано правильно, мне зачитано, в чем и расписываюсь. Показание буду продолжать.

А. Пирек

Допросил Поскрипка

Протокол допроса от 31 января 1935 г.

Вопрос: Что вы имеете добавить к данным вами показаниям.

Ответ: Подтверждаю свои предыдущие показания и добавляю, что стихотворение «Церковный звон» я посторонним лицам не передавала, а переписывала и давала только членам своей группы истинно-православной церкви, которую возглавлял Георгий Трехбратский.

О лицах, которым я передавала стихотворение «Церковный звон» я указала в своих предыдущих показаниях.

По сути предъявленного мне обвинения виновной себя признаю в том, что я переписывала и раздавала членам группы истинно-православной церкви стихотворение «Церковный звон» с контрреволюционным содержанием, но для меня оно ценно как религиозно-нравственное стихотворение.

Признаю также виновной в том, что предоставляла свою квартиру для нелегальных собраний группы истинно-православных и участвовала в этих собраниях.

В отношении состава группы истинно-православных я указала в своих предыдущих показаниях. Кроме них ещё помню Александру Еремеевну.

Мне известно, что у члена нашей группы Параскевы Парамоненко имеется сын — имени не знаю, находится за границей. Где именно не знаю.

Больше по этому делу ничего показать не могу. Показание с моих слов записано правильно, мне зачитано, в чем и расписываюсь.

А. Пирек

Допросил Поскрипка

ГАОО. Ф. «П». Д. 9504 (Дело Трехбратского Г.Н. и др.), лл. 56-64

Допросы свящ. Георгия ТрехбратскогоСодержаниеПостановления по делу