Письмо из лагеря

Три смерти человека и Страшный Суд Христов

Посвящается рабам Божиим Наташе, Гале и Ирине

Видех бо во гробе лежаща брата моего безславна и безобразна.
Что убо чаю и на что надеюся?
Токмо даждь ми, Господи, прежде конца покаяние.

Хотя вы, возлюбленные мои благодетели, Наташа, Ирина и Галя, по возрасту неравные: одной 25 лет, другой 20, а третьей 80 лет, но по жажде и ненасытности к слушанию Слова Божьего, по вере, по кротости, по милосердию, по любвеобилию вы равны, молоды и всегда готовы к слушанию. Наташа и Галя просят меня писать им поучения и р.Б. Ирина в каждом письме просит поучения. Святые отцы говорят, что послушание — Выше молитвы, а потому слушаюсь вас. Но только напишу вам не от своего худого ума, а попросим благословения у святых отцов их мысли выразить и ими похвалиться.

Господь по Своей благости и неизреченной мудрости сотворил человека чистым, непорочным, разумным и даровал ему свободную волю. Так что человек, имея разум и свободную волю, властен сделать из себя и над собою всё, что только он пожелает. Это как бы художник, имея перед собою чистую белую доску, и, что захочет, на ней рисует. Захочет, нарисует на доске Ангела, а если пожелает, на сей же доске нарисует беса. Такую же власть Господь дал и человеку. Человек, как захочет, соделает из себя Ангела земного, а как захочет, может уподобиться бесу. Сам для себя может найти вечные блаженства или вечные муки.

Откуда это видно? В книге Сына Сирахова говорится: «Он от начала сотворил человека и оставил его в руке произволения его. Если хочешь, соблюдёшь заповеди и сохранишь благоугодную верность. Он предложил тебе огонь и воду: на что хочешь, прострёшь руку твою. Пред человеком жизнь и смерть, и чего он пожелает, то и даётся ему» (Сирах.15:14-17).

А посему первая смерть человека добровольная. Это есть грех. Апостол говорит: «Похоть, зачавши, родит грех, а соделанный грех родит смерть» (Иак.1:15). Похоть — мать греха, а грех — отец смерти. Отец лжи — диавол. «Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола» (1 Ин.3:8) Из этого мы и узнаём, что первую смерть человек избирает сам себе добровольно, без всякаго принуждения и насилия. Когда человек жив и здоров телом, а ходит в грехах, то он мёртв. Об этом Сам Господь говорит. Когда ученик Его сказал Ему: «Господи, разреши я пойду отца своего погребу», то Господь ответил: «Предоставь мёртвым погребать своих мертвецов» (Мф. 8 гл.) И в другом месте говорит: «Горе вам, книжники, фарисеи, лицемеры, ибо вы подобны гробам раскрашенным, что снаружи кажутся красивыми, а внутри полные костей мёртвых, да всякой нечисти» (Мф. 23 гл.) Из этого мы поучаемся, что человек во грехах подобный псу. Иначе говоря, грешный человек — гроб мёртвой души: гроб движется и носит мёртвую душу.

От первой смерти сам человек может избавиться сугубым покаянием.

Припомним, возлюбленные мои, как мы с юношества служили лжи, клевете, разбою, немощам, лютым зверем, грехов ради порабощены были, и покаемся и возопием: «Милосерде Господи, помилуй нас грешных». Мы своим покаянием не только будем иметь величайшую пользу для себя, но принесём великую радость и Ангелам на небесах. Где об это говориться? Сам Господь в Своей притче говорит: «Кто из вас, имея сто овец, и потеряв одну из них не оставит девяносто девять в пустыне и не пойдёт за пропавшею, пока не найдёт её? А нашед, возьмёт её на плеча свои с радостию, и пришед домой, созовёт друзей и соседей и скажет им: порадуйтесь со мною, я нашёл пропавшую мою овцу. Сказываю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяносто девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лука 15 гл.) Такая великая любовь Господа к кающемуся грешнику. И так легко нам приобресть жизнь и блага вечные. Покаемся, братия! И не будем более возвращаться сознательно ко грехам. А если и упадём нечаянно, то надо скоро спешно подняться и вновь каяться.

Господи, в покаянии приими нас!

Вторая смерть — общая для всех — это разлучение души от тела. И когда душа выйдет из человека, то человек уже не называется человеком, а трупом. Страшная вещь! В покаянном каноне говорится: «Како не имам плакатися, егда помышляю смерть? Видех бо во гробе лежаща брата моего безславна и безобразна: что убо чаю? и на что надеюся? токмо даждь ми, Господи, прежде конца покаяние». А мы окаянные на это всё смотрим спокойно, как будто смерть нас не коснётся, как будто мы до такого состояния не дойдём, как будто мы не будем такие безобразные, как видим брата нашего во гробе. О, горе нам, не имеющим памяти смертной! И особенное горе будет нам, пастырям словесных овец, которые и тут, в узах, не приходим к полному покаянию. Даже, более, отвергаем святыя наставления богоносных отцов. Святого отца Иоанна Кронштадтского когда спросили: «Св.отче, можно ли читать светские книги: романы и повести; можно ли ходить в театры?» — то святый отец ответил: «Читающие светские книги подобны поганым мужам, питающимся дохлятиною. А театры воспитывают ловких сынов века сего, но не сынов света. Истинные дети Православной Церкви театров не посещают». Не нашёл я ни одного пастыря в узах, который бы согласился с этим наставлением, с благими словами святого отца Иоанна Кронштадтского. Все говорят, что это очень грубо сказано.

Вторая-то смерть, в виде смерти брата моего, есть труба Ангела, пробуждающая нас и которая прежде сообщает нам, что всё то, о чём мы печёмся, чем увлекаемся, погибнет как прах и пепел, все богатства земные не знаем, кому оставим. И что там никто не будет спрашивать тебя: читал ли ты «Анну Каренину», смотрел ли ты пьесу «Наталка-Полтавка»? Нет, всё это не пойдёт тебе на пользу, а, наоборот, в погибель, ибо Житий Святых есть неисчерпаемая сокровищница и поучений о вечной жизни мы не поискали и не почитали, не возлюбили вечного неумирающего учения. Говорим: «Всё это скучно». Неужели и ты, пастырь, забываешь, что имеется два духа: один добр, а другой злой?! Что ищешь развлечений в книгах и журналах?! Когда читаешь Евангелие, Жития Святых, поучения, то злой дух всячески приносит тебе леность, сонливость и скуку, а когда читаешь житейское, мирское, земное, порнографическое, о скоромимоходящей красоте и наслаждении, то он (злой дух) бодрит тебя.

Идёшь ты полем и нашед портфель со многими деньгами, и тут являются два духа. Один дух, добр, шепчет тебе на ухо: «Отнеси эти деньги властям и объяви пропажу, ибо это деньги казённые и потерявшего заключат в узы, разорят хозяйство — слёзы, бедствия и скитания жены и малюток-детей». А другой дух, злой, шепчет тебе на ухо: «Припрячь эти деньги, и ты будешь жить сыто и роскошно». И тут в тебе происходит невидимая брань духов. Что сам изберёшь: грех или благо...

Про эту-то трубу, вторую смерть, и Господь говорит: «Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мёртвые услышат глас Сына Божия, и услышавши оживут» (Ин. 5 гл.) Смерть человека и есть глас Сына Божия. Смерть брата моего должна послужить жизни моей, то есть покаянию. Глянуть на умершего — бесславного и безобразного, припомнить свою смерть и покаяться. Иначе говоря, ожить в покаянии от смертных грехов.

Вторая смерть, разлучение души от тела, также временная. Души умерших, каждая идёт по своему назначению, кто, что заслужил на земле. Пренебрегал ты, ленился, гнушался заповедями и наставлением Господним, говоренным через святых отцов — идёшь в муки вечные. Принимал ты сие учение как благое и вечное — принимаешь блаженства и поселяешься в места неизреченных красот.

Но как душа праведника получает не полные блаженства до страшного суда Христова, так душа грешника получает муки не полные. Муки душ умерших грешников подобны мукам узников, сидящих в темницах, в лагерях. Особенных мук узнику нет, особенно, сидящих в лагерях. Размещены по бараках. Бараки не запираются, так что не запрещается посещать один другого. Ходим в гости один к другому. Одевают. Дают посильные работы. Имеется общая столовая, кино, танцы. Но в этом всём узник утешения не находит. На сердце давит величайший камень, который угнетает и наводит постоянное уныние. Чувствуется на сердце и видим очима, что двор, в котором мы проживаем и движемся, изолированный, отгороженный от мира, от любимой, всей твари, воли, от родных сердец, от малюток — любимых детей, от друзей по вере и единомыслию, от садов и цветов. Отгорожен сей двор не одним забором, а семью гратами. Сии семь грат следующие:

  1. Так называемый призонник из колючей проволоки, подобно заграждению на фронте.
  2. Второй призонник, такой же, но наполовину выше.
  3. Высокий досчатый забор, верх у которого заснован колючей проволокой в рядов четыре.
  4. Говорят, что и в земле, внизу забора, закопанные заграждения железные, метра два глубиной.
  5. Третий призонник со стороны воли, мы его не видим.
  6. Собаки величайшие и злейшие припнуты снаружи, вокруг этого забора, близко собака от собаки. Это для того, что если удастся узнику пробраться через пять грат, то чтобы собака схватила узника и растерзала его изнурённое тело.
  7. Это часовые стоят на вышках с винтовками, и когда удаётся узнику уйти и от собаки, то пуля обязательно нагонит и поразит узника.

И это всё отпечатывается на болезненных сердцах узника. Мук особенных нет, но скорбь, тоска, уныние, великое томление духа, ожидание неизвестного, глубокое воздыхание, заглядывание в расщелины забора, через забор, поднимаясь на возвышенности. Видится город, даже видно, как люди ходят, ездят. «Вон, смотри, смотри: дети пошли с сумочками — это в школу. Ох, где-то и мои малютки дети...» Прячет узник своё лицо от других, стыдно плакать при всех, но слёзы непрошено заслоняют очи узника и узник плачет.

Узники собираются по два, по три и шепчут между собою:

— Ну, что слышно? Скоро ли конец нашим мукам?

— Говорят, что будет амнистия и выпустят нас.

— Говорят, что стариков всех отпустят.

— Говорят, что в честь 300-летия соединения Украины с Россией обязательно всех украинцев выпустят на волю...

— А вы слышали, вон тому сон снился, и такой сон, что мы все должны быть на воле.

— А вон тому жена прислала письмо и пишет, что была у прокурора и сам прокурор сказал: «Не беспокойся, не нужно писать жалобы, твой муж и без этого скоро будет дома. Говорят, что с воскресенья будет врачебная комиссия и будут по актировке отпускать всех инвалидов».

И такие и подобные шёпоты-разговоры ведутся целыми днями, месяцами и годами...

Подобные этим муки грешных душ в ожидании Страшного Суда Христова. Томление великое грешных душ. Каются, воздыхают, но безотрадно. Сходятся и они, брат с братом, родственники с родственниками, и говорят. И проблески радости бывают только тогда, когда кто-нибудь в их доме умрёт, и тогда и его имя поминается в общих молитвах ко Господу об упокоении душ почивших. Они — души умерших — этим хвалятся один перед другим и радуются.

— А за моё имя подана милостыня нищим.

— А за меня заказана панихида.

— А я поминался на проскомидии.

На своё раскаяние они не надеются. Это они знают: одна единственная надежда на ходатайство Церкви на земле, молитвы живых за мёртвых, поминовения, подаяния нищим за упокой. Особенное и ценное, достойное прощения грехов умершим грешникам — поминовение на проскомидиях и на Литургиях искупительным Телом и Кровию Господа нашего Иисуса Христа. Святые отцы-тайновидцы видели души мёртвых, которые прилетают в свою церковь в час проскомидии и каждая из них с трепетом ожидает, пока священник выймет частицу из просфоры за неё — так это приятно для грешных душ умерших. Итак, от второй смерти человека можно избавиться только ходатайством Церкви, молитвами живых, поминовениями и подаянием. В некоторых местностях Западной Украины существует такой обычай, что старики, будучи ещё в живых, вносят определённую сумму денег в церковь и делают заказ на год, два и три поминать на Литургиях, а церковь постепенно выплачивает священнику и причту за служения. А некоторые родственники нанимают десять, двадцать Литургий подряд ежедневно за своих родителей умерших.

И третья смерть грешника — на Страшном Суде Христовом. Да если бы грешник получил смерть вечную, то это было бы великое благо для грешников. А то, увы, грешник умирает только для радования и всякого веселия, а будет жить для мук. Он, грешник, получит награду за греховные развлечения тьму кромешную, червь неусыпающий, огонь неугасимый. Не такой будет огонь как земной, нет. Тот огонь не будет давать света, а только изредка огненные языки будут вырываться, чтобы увидел один другого, и будут жечь нестерпимо. Грешники нераскаянные будут кричать, вопить, голосить, охать неусыпно и безотрадно. Тут отрады неоткуда ждать. От этой смерти избавления нет. В Святом Писании нет ни одного слова, где бы указано было, как можно спастись от этой третьей смерти вечных мук. Но во многих местах Святое Евангелие нас предупреждает, поучает, угрожает, направляет на лёгкий путь, даёт нам благие советы, как себя вести в жизни, чтобы избежать этих вечных мук.

Святитель Димитрий Ростовский называет человека, которому известно, который хорошо знает, что он умрёт и потом предстоит Страшный Суд, и нерадит об этом и в лености проводит время жития своего.

Сам Господь в Святом Евангелии не оставляет нас в неведении, представляя нам картину подобия Страшного Суда, стращает нас и угрожает нам. А святые отцы, водимые Духом Святым, растолковывают, усугубляют, доводят до нашего сознания, уклиняют в наши умы, в нашу память, чтобы страх тяжких мук не выходил из нашей памяти.

Когда же мы будем иметь страх мук, то не будем преступать заповедей Божиих. И когда же мы будем ходить во свете заповедей Божиих, то избежим геенны и вечных мук. Нужно, возлюбленные, помнить и то, что Господь нам в долгу не останется. Он, всеблагий, дал нам все возможности избегнуть вечных мук.

Был период времени, когда каждому ученику начальной школы давалось в подарок Святое Евангелие на славянском и на русском языках. Так что Святое Евангелие было почти в каждом доме христианина и были грамотные в доме. А в Святом Евангелии Сам Господь Своими Пречистыми устами говорит: «И как было во дни Ноевы, так будет и в пришествие Сына Человеческого. Ибо как было перед потопом: ели, пили, женились, выходили замуж, покупали, продавали, садили, строили, до того дня как Ной вошёл в ковчег и не спохватились, аж пока пришёл потоп и не снёс всех. Так будет и приход Сына Человеческого. Тогда двое будут на поле — один берётся, другой оставляется; две будут молоть в жерновах — одна берётся, другая оставляется; двое будут спать вместе — один берётся, другой оставляется. Так будьте ж на страже, ибо не знаете, когда Господь ваш придёт. Сие-то знаете, что когда бы хозяин ведал, когда придёт вор, то не спал бы и не дал бы подкопать дома своего. Потому и вы будьте готовы, ибо и не думаете, когда Сын Человеческий придёт». (Извините за неточность, нет под руками Евангелия).

Поистине страшное зрелище представлял собою всемирный потоп. Когда воды прибывали и затопляли сёла, города, здания, леса, горы, то люди бегали сюда и туда. Те, что сидели за брачным пиром, быстро поднимались из-за стола в ужасе с побледневшими лицами. Они искали себе убежища. Жених и невеста выбегали прочь из брачного чертога и, спасаясь от воды, бросали один другого. Тут и там видны были несчастные матери с грудными детьми, они бегали везде, не зная, где укрыться от воды. Одни вылазили на высокие здания и башни, другие вылазили на высокие деревья, прочие спешили на горы и вершины. Но всё было напрасно. Никому не возможно было укрыться от этого страшного и грозного напора водной стихии. И даже те, у которых были тогда лодки и которые садились в них, скоро были поперекиданы страшными волнами и погибли. Повсюду был страх, везде был ужас. Везде перед очима одна смерть. О, как жалели и раскаивались тогда люди, что не слушали они Ноя, который проповедывал им о грядущем потопе, а они только смеялись над ним. Они наверно тогда думали: «О, Ное, какой ты был мудрый, что позаботился построить для себя ковчег! А мы окаянные! Какие мы были безумные и бессмысленные, что не послушали твоей пророческой проповеди! О, если бы можно было теперь нам войти в твой ковчег! Как бы мы хотели хоть бы и на всю жизнь быть заключёнными там. Так, мы могли бы войти и не хотели, а теперь желаем, но не можем». Так взывали люди, которые бежали от всюду преследовавшей их смерти. Опережали один другого, спешили на возвышенные места, толкали один другого в воду. О, какой был великий страх и трепет у тех, которые стояли на горах и высоких буграх и смотрели, как вода покрывала всю поверхность земную. Вода перекидывала всё, поглощала людей и животных, разрушала города и крепости, заливала горы, подходила к ним самим и затопляла их. Сначала по колена, потом по пояс и, наконец, по шею.

О, люди, покайтесь! Вы смотрите, какое великое зло грех, который навёл на весь мир такую гибель!

Мы сейчас ходим во тьме и не знаем, куда идём, потому что тьма нам очи покрывает. Нас уже покрыли потопные воды по самую шею. Потоп — это есть мир во зле лежащий и переполненный разными грехами и искушениями. Сие ж знайте, что когда потоп водный был такой страшный, то какой же будет потоп огненный во второе пришествие Господина нашего Иисуса Христа!!!

А Страшный Суд, предсказанный Самим Господом Иисусом Христом?!! Тогда явится знамение Сына Человеческого на небесах. И тогда восплачутся все колена земли. Знамение распятого Христа!.. Какое чудное и страшное явление! Первому явлению предшествовала звезда. Она шла тихо, спокойно до вертепа, где народился Христос. Это другое, не то, как солнце, луна, комета, нет. Знамение сие есть вестник великих и непостижимых дел Господних.

И обыкновенные явления поражают нас. А те!.. Весь мир тогда увидит его. Свет воссияет сильнее солнца. И тогда померкнет солнце, луна, звёзды и не дадут света на небе. И вот тогда разверзнуться небеса и Судия миру сойдёт на землю, окружённый бесчисленным множеством воинств небесных. Все тогда познают, Кто был распятый на кресте, все уверятся, что Тот, Кто когда-то ходил на земле есть Господь. Которого осудили на смерть — есть Судия миру. Который висел на кресте вместе с разбойниками как злодей — есть Царь Ангелов. Которого стерегли во гробе как мёртвого — есть Начальник жизни. Как тогда будет роду человеческому? Что должно последовать дальше? То самое, что говорится в Евангелии: «И тогда восплачутся все колена земли».

Страшная минута! Без трепета нельзя будет взглянуть на небо. Ясно будет, что пришёл конец миру. Откроются небеса и все увидят грядущего на облаках Господа Славы. Сразу настанет Страшный Суд Христов! И последуют решения участи человечества. Сразу настанет вечное и Славное Царство и вечные и горькие муки. Какое тогда будет волнение, какой страх! Какой плачевный вопль! Мы горько плачем, когда провожаем друг друга в дальнюю страну. Мы горько плачем, когда разлучаемся по смерти. Какой тогда плач будет, когда Господь разлучит праведников от грешников на вечную разлуку?! Восплачутся все колена земли. Все восплачутся, а особенно грешники, да ещё каким горьким безотрадным плачем. Восплачутся иудеи, магометане, язычники, еретики. Восплачутся безбожники, злопамятники. Восплачутся соблазнители, проведшии свою жизнь во грехах и растлении нравов и умерших без покаяния. О, как восплачутся все таковые! Какое будет страшное для них явление Креста! Они-то тогда возопиют: «Падайте на нас, закройте нас от страшного знамения! Не дайте нам видеть грядущего Судию и великий и страшный день гнева Его!!!»

И вот тогда, как придёт Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся перед Ним все народы. И отделит их один от другого, как пастух отделяет овец от козлов. И овец поставит по правую Свою руку, а козлов по левую. Тогда скажет тем, которые по правую его руку: «Приидите благословенные Отца Моего и наследуйте Царство, приготовленное вам от создания мира. Ибо голодал Я, и вы дали Мне есть, жаждал, и вы напоили Меня, нагим был, и вы одели Меня, болен был, и вы посетили Меня, в темнице был, и вы пришли ко Мне». Тогда отзовутся праведники и скажут: «Господи! Когда мы видели Тебя голодным, и накормили, когда мы видели Тебя жаждущим, и напоили, когда видели Тебя странником, и приняли Тебя, когда ж мы видели Тебя недужным, и посетили Тебя, когда мы видели Тебя в темнице, и пришли к Тебе?» Тогда отзовётся Царь Славы и скажет: «Истинно говорю вам, когда вы сие соделали одному из найменьших братьев Моих, то Мне соделали».

Тогда обратится Господь и к тем, что по левую Его руку и скажет: «Идите от Меня проклятые в огонь вечный, приготовленный диаволу и ангелам его. Ибо голодал Я, и вы не дали Мне есть, жаждал, и вы не напоили Меня, странником был, и вы не приняли Меня, нагим был, и вы не одели Меня, болен был, и вы не посетили Меня, в темнице был, и вы не пришли ко Мне». Тогда отзовутся и грешники скажут: «Господи! Когда же мы видели Тебя голодным и жаждущим, странником или нагим, больным или в темнице, и не послужили Тебе?» Тогда Царь Славы ответит им: «Истинно говорю вам, если вы не соделали сие одному из найменьших братьев Моих, то Мне не соделали». И пойдут сии на муки вечные, а праведники в жизнь вечную.

Возлюбленные мои благодетели, жаждущие спасения душ! У меня паче всех грешнейшаго, великое уныние, страх и сомнение. Примет ли Господь непосредственно от нас молитву и покаяние в наших грехах? Обратимся с молитвой к ходатаям, близким ко Господу. А кто же ближе ко Спасителю нашему как не Пречистая Его Матерь, Владычица наша, Царица Небесная, Которая Его родила, Своими пречистыми руками пеленала, грудью Своей кормила, молоком Своим питала Его, обнимала Его, прижимала к Себе, и в юношестве ухаживала за Ним, слушала Его евангельскую проповедь. С пронзённым стрелами сердцем стояла около креста и смотрела на Сына Своего как из Его рук и ног струилась Его пречистая кровь, а гвозди разрывали тело на руках и ногах. Рыдала Пречистая страдальная Мати. Плакали с Ней небеса, Солнце, рыдающи померкло, скрыло своё лицо. Месяц в кровь превратился. Деревья плакали, моря, птицы, Херувимы, Серафимы...

И вот, Господь со креста впервые открыл Свои Пречистые уста к Матери Своей и сказал: «Жено, се, сын Твой». Почему же Жено, а не Мамо? Да потому, что если бы Он сказал Мама, то сердце матери не устояло бы, разорвалось бы и она всемилостивая, умерла бы возле креста. Пожалел Господь Матерь Свою. Сказав: «Жено», Он заставил Её помыслить в сию минуту о Его зачатии, о Его рождении, о Его отце, о Его пути к спасению мира, и удержалась.

Ученику же Своему любимому сказал: «Се, Мати твоя». С этого момента вместе с учеником Господь и нас всех верующих в Него усыновил Матери Своей и сказал Ей: «Кто Тебя о чём попросит во имя Моё, тому дам. Болящий попросит здоровья — дам, узник свободы — дам, расслабленный оздоровления — дам, крестьянин урожаю — дам, подвизающиеся терпения — дам, воин победы — дам. Всем вся дам, просящим тебя во имя Моё. А потому, все преклоним колена и со слезами в покаянии помолимся к Владычице нашей и Царице Небесной:

О, Марие, Мати Божия! Мати наша христианская! Мы рабы непотребные. На нас прогневался Сын Твой. Что нам делати? К кому нам прибегнути? Каемся в грехах наших и прибегаем к нашему Спасителю. Но Тебя даём за себя порукою. Тебя умоляем, на Тебя надеемся, ибо только Ты надежда ненадеемых, грешников пристанище. Ты Мати Божия, Мати наша христианская. Приими ж рабов Твоих, смилуйся над грешными детьми Твоими. Походатайствуй, помолися за нас и мы будем спасены. О, Марие, кто на Тебя надеется, тот никогда не будет оставленный. Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

5 мая 1954 г.
Факсимиле
Используются технологии uCoz